В небо — без крыльев!

Эффект полостных структур и природные
феномены антигравитации и невидимости

С этим человеком я никогда не встречался. И не встречусь — он ушел из жизни весной 2001-го, в 74 года. А я только недавно узнал о его странно-удивительных открытиях, переворачивающих наши представления об экстрасенсорике, НЛО, возможностях человека:
Виктор Степанович Гребенников — энтомолог, эколог, астроном, художник, автор уникальных книг «Миллион загадок», «Мой удивительный мир», «Тайны мира насекомых», «Письма внуку», «Мой мир». Он был членом французского общества «Друзья Жана-Анри Фабра», Международной ассоциации ученых-исследователей пчел, членом Социально-экологического союза, Сибирского экологического фонда.

Родился в зеленом цветущем Симферополе, где в травяных джунглях навсегда подружился с пчелами, бабочками, муравьями, жуками: Жил на Украине, в Воронежской области, Средней Азии, Сибири. И однажды обнаружил, что у некоторых насекомых хитиновые покровы (основной компонент наружного скелета, по свойствам и биологической роли сходный с целлюлозой) имеют эффект противодействия силе тяжести и одновременно — частичную или полную невидимость. На основе этого открытия, используя принципы бионики, В.С. Гребенников разработал принципы управляемого полета со скоростью до 25 км/мин и практически использовал свое устройство для быстрого передвижения.
Хорошо известны случаи левитации медиумов во время спиритических сеансов, йогов. Вес лунатика во время ночных путешествий снижается во много раз; здоровые люди в состоянии острого психологического стресса способны преодолевать небывалые препятствия, поднимать огромные тяжести…

Фантом остается
…Тихим степным вечером он привычно устраивается на ночлег на травянистой лужайке. Засыпая, становится то маленьким-маленьким, с муравья, то огромным, как все небо. Но в тот день «предсонные изменения» уж очень сильные. Вдруг перед глазами замелькали какие-то всполохи, они пляшут по вечернему небу, по траве. Появился резкий металлический привкус во рту — будто от контактов сильной батарейки.
Встает, пытаясь отогнать неприятные ощущения. В метре от обрыва — явное воздействие «чего-то». Кружится голова, и будто меняется вес тела — то легкое невероятно, то, наоборот, очень тяжелое, в глазах снова разноцветно замелькало… Рядом гнездятся крупные пчелы, норками которых буквально испещрен крутой глинистый обрыв. Пронес над ними руку — и почувствовал неожиданное тепло. Потрогал комочки рукой — холодные! Но в пальцах появились странные толчки, подергивания, «тиканья». Голова делается легкой и большой, тело куда-то проваливается, в глазах — искроподобные вспышки, во рту легкая тошнота…
В лаборатории не реагировали ни термометры, ни регистраторы ультразвука, ни электрометры, ни магнитометры. Точнейший химический анализ той глины — тоже ничего особенного. Зато руки явственно ощущали над гнездовьями то тепло, то холодный ветерок, то мурашки, пальцы будто что-то выталкивало, они немели, сводило мышцы предплечья, кружилась голова…
Оказалось, что причина всех непривычных ощущений — не биополе, а размеры, форма, количество, взаиморасположение полостей, образованных любыми твердыми телами.
Назвав явление эффектом полостных структур — ЭПС, Виктор Степанович усиленно разнообразил опыты, и Природа раскрывала свои сокровенные тайны…
ЭПС ничем не экранируется, действуя на живое сквозь стены, толстый металл, любые преграды. Если переместить ячеистый предмет на новое место, человек ощутит ЭПС не сразу, а через несколько секунд или минут, в прежнем же месте остается «след», «фантом», ощутимый рукою часами, а то и спустя месяцы.
В сильном поле ЭПС начинают врать часы — значит, тут задействовано и Время. Чуда нет: энергия мерцающих электронов многополостных тел создает в пространстве систему суммарных волн, а волна — это энергия, способная произвести работу по взаиморасталкиванию предметов сквозь любые преграды. Все это — проявление Волн Материи, вечно подвижной, вечно меняющейся, вечно существующей.
Еще одну тайну раскрыли растения. Оказалось, что, кроме цвета, запаха, нектара, дабы привлечь своих крылатых опылителей, они имеют волновой маяк, весьма мощный и ничем не перекрываемый. Получалось, что между травами и пчелами заключен союз — один из примеров высшей экологической целесообразности всего Сущего.
Заметим, что и кисти рук с их трубчатыми косточками фаланг, суставами, связками, сухожилиями, сосудами, ногтями — интенсивные излучатели эффекта полостных структур. Так, может, нет никаких «экстрасенсов», точнее, все люди — экстрасенсы? И тех, что могут на расстоянии двигать нетяжелые предметы, удерживать их в воздухе или «примагниченными» к ладони, гораздо больше, чем принято считать?
Была старинная народная забава: человек сидит на стуле, а четверо его товарищей «выстраивают» над его теменем решетку из горизонтальных ладоней со слегка расставленными пальцами — правые руки, левые, между ладонями промежутки сантиметра по два; через 10-15 секунд все быстро вводят сложенные вместе указательный и средний пальцы под коленки и под мышки сидящему и энергично подкидывают. В удачных случаях стокилограммовый дядя подлетает чуть ли не к потолку, легкий как пушинка…
Чем же закончились многолетние хлопоты В.С. Гребенникова о научном признании эффекта полостных структур? «По данной заявке на открытие дальнейшая переписка с вами нецелесообразна»…

На антигравитационной Платформе
Из дневника В.С. Гребенникова:
…Я лечу метрах в трехстах над землей, взяв за ориентир дальнее озеро — светлое вытянутое пятнышко в туманном мареве, подо мною — люцерновое поле. Меж полей и перелесков вьются тропинки. Они сбегаются к грунтовым дорогам, а те тянутся к автотрассе с крохотными коробочками автомашин. Увеличиваю скорость и вылетаю из тени. Меня держат в воздухе не восходящие потоки, как птиц, у меня нет крыльев; я опираюсь ногами на плоскую прямоугольную платформочку, чуть больше крышки стула — со стойкой и двумя рукоятками, за которые я держусь и с помощью которых управляю аппаратом.
Меня снизу не видно, и не только из-за расстояния: даже при очень низком полете я не отбрасываю тени. Но все-таки, как я после узнал, люди изредка замечают кое-что на этом месте небосвода: либо светлый шар или диск, либо подобие вертикального или косого облачка с резкими краями. Некто наблюдал «плоский непрозрачный квадрат размером с гектар» — может, это была иллюзорно увеличившаяся платформочка моего аппарата?
В полете сильно врут часы: то спешат, то отстают, но к концу оказываются идущими точно, секунда в секунду. Во время таких путешествий я сторонюсь людей: если вместе с гравитацией задействовано и Время, то вдруг произойдет нарушение неведомых следственно-причинных связей и кто-то из нас пострадает?
Опасения эти у Гребенникова вот от чего: насекомые из пробирок, коробок и других вместилищ иногда… исчезают. Один раз пробирку в кармане изломало в мелкие осколки, в другой в стекле получилась овальная дырка с коричневыми краями, сквозь ткань кармана чувствуется не то жжение, не то электроудар — наверное, в момент исчезновения пленника. А как-то обнаружил в пробирке взятое насекомое, точнее, его… куколку, то есть предшествующую стадию. Она была жива: тронешь — шевелит брюшком.
Как Виктор Степанович пришел к своему новому открытию? Летом 1988 года, разглядывая в микроскоп хитиновые покровы насекомых, он заинтересовался необыкновенно ритмичной микроструктурой низа надкрыльев. Такая ячеистость не требовалась ни для прочности, ни для украшения. Неужели это волновой маяк, обладающий тем самым эффектом многополостных структур? Положил на столик микроскопа эту небольшую вогнутую хитиновую пластинку, чтобы рассмотреть при сильном увеличении, безо всякой цели водрузил, было, на нее пинцетом другую, точно такую же… И вдруг деталька вырвалась из пинцета, пару секунд повисела над той, что на столике микроскопа, повернулась по часовой стрелке, съехала — по воздуху! — вправо, повернулась против часовой стрелки, качнулась — и лишь тогда быстро и резко упала на стол.
Придя в себя, исследователь связал несколько панелей проволочкой — получился многослойный «хитиноблок». Положил на стол. На него не могла упасть даже большая канцелярская кнопка: что-то отбивало ее вверх, а затем в сторону. Прикрепил кнопку сверху — и на какие-то мгновения кнопка начисто исчезла!

Над крышами:
Крайне рискованный полет произошел в ночь с 17 на 18 марта 1990 года. Поднимался прямо с улицы ВАСХНИЛ — городка близ Новосибирска. Начиналось вроде бы нормально, но через несколько секунд, когда был метрах в ста над землей, какая-то мощная сила вырвала управление движением и тяжестью и неумолимо потащила в сторону. Влекомый этой неожиданной силой, перелетел круг девятиэтажек, заснеженное поле, шоссе. Надвигалась темная громада Новосибирска с букетами высоченных заводских труб… С трудом овладев ситуацией, Гребенников едва сумел сделать аварийную перенастройку блок-панелей…
На следующий день из сообщений по телевидению и в газетах понял, что полет «засекли». Одни воспринимали «феномен» как светящиеся шары или диски, другие утверждали, что летела «настоящая тарелка» с иллюминаторами и лучами…
Из дневника:
Скорость полета довольно велика — но ветер не свистит в ушах: силовая защита платформы с блок-панелями «вырезала» из пространства расходящийся кверху невидимый луч, отсекающий притяжение платформы к Земле, что при полете как бы раздвигает пространство, а сзади снова смыкает его, захлопывает. Именно в этом, наверное, причина невидимости аппарата «с седоком».
Важно, что при таком принципе движения аппарат не издаст даже малейшего звука, так как трения о воздух не происходит. Путь был долгим — не менее сорока минут. Устали руки, которые не оторвешь от регуляторов, устали ноги и тело — приходится как по стойке «смирно» стоять на маленькой платформочке.

За спиной в рюкзаке, замаскированная под этюдник, лежит сложенная вдвое платформочка с гравитационными мелко-сетчатыми блок-фильтрами, а между ними стойка с регуляторами поля и ремешком, которым «пилот» к ней привязывается. В общем-то, нехитрая штука: гибкий тросик внутри рулевой ручки передает движение от левой рукоятки на гравитационные жалюзи. Сдвигая и раздвигая эти «надкрылья», происходит подъем или приземление. Верхняя часть аппарата «велосипедная»: правая рукоять — для горизонтально-поступательного движения, что достигается общим наклоном обеих групп «надкрыльев».
Однажды при быстром спуске в режиме свободного падения левая рукоять… слетела. «Испытатель» даже не почувствовал удара, лишь тьму: платформочка проделала в пашне — хорошо, что не на дороге! — довольно глубокий колодец. Откуда Виктор Степанович не без труда извлек и себя, и свой аппарат, изрядно пострадавший.

Явно вырвался он со своими изобретениями лет на пятьдесят вперед. Скоро, очень скоро люди реально овладеют и этой, и многими другими тайнами Материи, Пространства, Гравитации, Времени. На пользу себе, потомкам, планете…

Поэкпериментируем?
l Десятка полтора магазинных ячеистых пластин из папье-маше для куриных яиц свяжите или склейте так, чтобы выступы упирались друг в друга, закрепите неподвижно над теменем сидящего на стуле человека на высоте 10-20 см и воздействуйте 10-15 минут. Изменение формы пространства можно уловить и просто ладонью.
l Таким же образом испытайте воздействие обычных хозяйственных терок, сложенных стопкой заусенцами вниз.
l Пенопласт даже на некотором расстоянии «отражает» тепло руки. Это излучают эффект полостных структур многочисленные пузырчатые полости. Перекройте его черной бумагой, картоном, жестью — ощущение останется прежним.
l Человек, привыкший к ватному тюфяку, на поролоновом матрасе поначалу спит неважно: типичное проявление ЭПС.
l Непривычное положение предмета тоже способно изменить его свойства. Букет из нескольких десятков колоколообразных цветов (тюльпаны, нарциссы, лилии, колокольчики) поместите «вверх ногами» над головою сидящего. Какое будет воздействии?
l Наденьте на водопроводный кран душевую насадку и пустите холодную воду. Медленно подносите ладонь к пучку летящих капель: большая часть людей ощущает при этом тепло. На самом деле это все тот же эффект полостных структур, усиленный движением новых и новых элементов «многослойной решетки» — летящих капелек воды и промежутков между ними. Потренировавшись, уловите более сильный ЭПС у фонтанов и водопадов. Пелена далекого дождя создает мощное поле, действующее за многие километры. Вспомним, как тянет спать перед дождем даже в закрытом помещении: ЭПС ведь ничем не экранируется.
l В старину головные боли и последствия сотрясения мозга унимали… мучным ситом, держа его над головой больного сеткой вверх, либо он сам держал обод сита в зубах, а сетка — перед лицом. Материал значения не имеет, лицом лучше повернуться к солнцу.
l Активированный уголь — тоже многополостная структура. Возьмите в пальцы 2-3 таблетки и несколько минут смещайте руки качанием, разведением, сближением.
l У древних египтян был Тот — бог наук, колдовства, «учетчик» земных деяний мертвых. Они же использовали жезл Тота: двух- или трехмиллиметровая медная проволока изогнута на конце в виде плоской спирали диаметром 10 см в 3-4 витка; ближе к рукояти — в виде поперечной объемной спирали в 2 витка диаметром 5 см. Проволоку лучше вставить в рукоять из плотного дерева длиной 16 см, квадратную в сечении — основание 4 см, у конца 1,5 см; весь жезл с проволокой — 41 см. Узкий конец рукояти имеет 13 глубоких зарезов типа «гармошки». Проволока годится любая, но не тонкая, лучше покрытая изоляцией — многослойность усиливает эффект.
Если взять жезл определенным образом, то выходящие из центра большой спирали суммарные излучения, перпендикулярные ее плоскости, хорошо ощутимы с обеих сторон.
Леонид Терентьев
г. Евпатория

Добавить комментарий