Сновидения: полеты странные, астральные

Пиратские страсти
— …Шестнадцатый век. Пиратский фрегат. Капитан — испанец, его любовница — арабская принцесса, дочь вождя какого-то племени, а я при ней не то нянька, не то воспитательница. Вместе с частью команды мы участвуем в заговоре против капитана-пирата. По мелководному каналу-туннелю уходим на остров, где находится глава заговорщиков — дядя принцессы. Зачем-то меня переодевают в мужчину — обрили голову, приклеили усы. Через трюм всей группой спускаемся к воде — чистая, зеленая, глубиной по пояс. Гораздо теплее, чем в открытом море. Уже виден остров, где нас спасут, куда нам непременно надо скорее дойти… И тут гремит телефонный звонок, и я просыпаюсь. Первая мысль: «Ну, заразы, досмотреть на дали!»

Обычно, спишь и понимаешь, что это сон, который сразу забудется, а этот — очень реальный, ощутимый. Я явственно чувствовала, действовала, переживала. Было ощущение жизни, а не сновидения.
— Так чем все-таки такие сны отличаются от обычных?
— Я же говорю — реальностью! Все действия, запахи, звуки, эмоции естественны, как в жизни. Особо яркие, запоминающиеся, бывают редко, может, раз в году, и я уверена, что это картинки из моих прошлых воплощений.
— Почему?
— Моя душа так чувствует. Хотя она может быть совсем в другом образе, но едина со мной нынешней. Она — моя!
А в обычном сне я вижу себя со стороны, воспринимаю действия как чужие. Нет ощущения, что это — я.

В рыцарском замке
— А я такой сон запомнила. Северная Ирландия с ее дикой, но прекрасной природой. Вижу голые, без растительности, скалы, они нависают над бурлящим морем страшными обрывами, серые облака сплошной пеленой парят над покрытым галькой берегом. Я и сейчас ощущаю запах морского ветра, соленые брызги на лице. Такого пейзажа не видела ни в Крыму, ни где-то еще… Знаю: там я прожила всю жизнь, там моя родина. А рядом — дом или, скорее, рыцарский замок с круглыми башнями и распахнутыми воротами. Я нахожусь в этом замке, в просторном зале с настежь раскрытыми окнами в форме полуарок во всю стену. Белые полупрозрачные кисейные занавеси раздуты порывами ворвавшегося в комнату сквозняка. Мне лет восемнадцать — тоненькая, изящная, в белом летящем платье, черные волнистые волосы рассыпаны по плечам. С улицы вбегает молодой человек в белой шелковой рубахе с расстегнутым воротом — моряк или пират. Это мой возлюбленный, и я стремительно бегу ему навстречу. Прекрасные чувства юности, влюбленности, фейерверк радости захватывают меня. Тут сон прерывается. Я его видела лет пять назад и до сих пор будто чувствую свою молодость, грациозность, бег свободы, порыв полета…
— И вы уверены, что это — из вашей прошлой жизни?
— А как иначе можно объяснить? Когда душа так чувствует, ты все проживаешь снова…

Средь шумного бала
— А мой самый памятный сон — про Санкт-Петербург. Я видела его лет семь назад. Восемнадцатый век, мне 16, русская. Принадлежу к очень знатной семье, может, дочка фрейлины императрицы. На мне чудесное белое бальное платье с пышными рукавами, воротник из перьев, наверное, страусиных. Голубые глаза, светлые волосы с золотистым отливом, высокая замысловатая прическа, несколько локонов спадают на оголенную шею. Вот-вот начнется мой первый в жизни бал, выход в свет, как тогда говорили.
— А как даже цвет глаз — в зеркало разглядела?
— Да, я смотрелась в огромное зеркало, когда поправляла прическу. Помню, меня смущало непривычно длинное платье, я робела от мысли, что предстоит танцевать в этой чудесной зале перед самым изысканным обществом. Все время под ноги смотрю — на свои белые атласные туфельки, красивый деревянный пол. То ли цветок, то ли звезда в центре, от нее в разные стороны расходятся, чередуясь, светло- и темно-коричневые полосы, и такая теплота исходит от того паркета, как бы пропитанного солнцем, зеркально блестящего! Звезда многоконечная, вписанная в желто-коричневый круг радиусом примерно три метра, весь пол как бы переливается и светится изнутри. И вот звучит музыка, меня приглашают. Кавалера не помню, лишь ощущение полета, счастья, движения…
— Чем сон кончился?
— Не знаю. Я проснулась в момент танца. Никогда такого зала и паркета в жизни не видела — ни в крымских дворцах, ни в Москве, но, думаю, сразу бы узнала.
— Ну что же. Где-то у нас были путеводители по Ленинграду, Зимнему дворцу… Вот они, нашел. Давайте вместе перелистаем иллюстрации.
— Странно. Хотя никогда там не бывала, возникает чувство, что мне эти места давно знакомы, душа как бы возвращается в родной дом. Я уже прикасалась к этим стенам, колоннам, парапетам. А вот и тот самый зал! Узнаю огромные окна, зеркало, в которое я смотрелась, — четырехугольное и высокое, массивную люстру в желто-золотисто-коричневых тонах со свечами… Написано, что это Петродворец, Екатерининский корпус дворца Монплезир — предназначенное для парадных приемов одноэтажное здание, созданное в середине XVIII века знаменитым архитектором Растрелли.
— А какое именно помещение?
— Желтый зал, расположенный в средней части здания, как здесь объясняется. Те же парные колонны, легкость, изящность, пронизанное солнцем пространство. Все в точности, только… паркет другого рисунка.
— Ну, дворец много раз перестраивался…
— А в концертном зале Зимнего дворца паркет почти такой, как в моем сновидении… Но здесь несколько кругов среднего размера, а я помню один большой. Такой, как в Малахитовом зале!
— Любопытно… Не случайно эзотерики считают сновидения выходами нашего астрального тела из физического мира в астральный, где вполне могут находиться и неосознаваемые наяву обрывки впечатлений и воспоминаний, в том числе из прошлых воплощений. Увиденное когда-то могло причудливо сместиться… У кого-то еще бывали необычные сновидения?

В могильной тиши
— Вот такое, например. За последние несколько лет оно повторялось раз десять, не меньше. Я в Прибалтике. Море, песчаные дюны, высоченные сосны. Вероятно, 40-е или 50-е годы XX века. Мне около 20-ти. Лето, на мне легкое платье ниже колен в красный горошек, красный пояс, волнистые волосы…
— Как вы себя увидели — тоже в зеркале?
— Я чувствовала, что так выгляжу. Со стороны леса бегу к морю. Около самой воды — небольшая песчаная насыпь, но я знаю, что это могила. Застываю, становлюсь на колени и плачу. Нет ни креста, ни надписи, но я убеждена, что похоронен мой одноклассник — уже из современного, настоящего мира. Который на самом деле жив и здоров! Отчего в прошлое вторгается нынешняя реальность?
И другой сон меня очень угнетает. Он повторялся больше двадцати раз, и всегда после него происходят какие-то крупные неприятности.
— Когда в последний раз?
— Года два назад, за день перед внезапным увольнением с работы. Я уже панически его боюсь.
Совершенно безлюдное кладбище. Я — это я, нынешняя. Хожу между могилами и механически, бездумно собираю оставленные родственниками конфеты, яблоки, мандарины, печенье. Не вижу памятников, фотографий, фамилий, дат, даже куда складываю собранное. В детстве мать нередко посылала меня на кладбище собирать продукты после Пасхи и Поминального дня, и еще тогда я осознавала, что совершаю что-то неправедное, противоестественное, страшное…
— Не понимаю дикарского обычая толпой пить водку на могилах и класть съестное, которое заведомо растаскают люди или собаки.
— Я читала, что обычай поминать родных возле могил пришел от славянского язычества — так наши предки пытались задобрить души умерших, чтобы не пугали живых. Брать жертвенное приношение издавна считалось большим грехом. Со временем истинная цель обряда забылась, а пищу стали класть специально, чтобы ее взял кто-то из добрых людей — помянуть усопшего. При этом надо было трижды перекреститься и произнести: «Царствие тебе Небесное и пусть земля будет тебе пухом».
— А были сны, связанные с конкретными событиями?

Конец Света?
— …Глубокая ночь. Я сплю во сне. Звонок в дверь. Подхожу, открываю. На лестничной площадке стоит мой сын, который, я знаю, в тюрьме. Отчетливо вижу его бледное, измученное лицо, искривленное страхом. «Мама, впусти, иначе я умру, — говорит. — У меня гангрена». И показывает рану на ноге. Меня охватил ужас, но я говорю: «Возвращайся обратно, а то будет хуже, срок добавят». И закрыла перед ним дверь. Было жутко, я не могла себя простить за то, что не дала войти в дом родному сыну. Записала дату. Когда он вернулся из заключения, узнала: именно в то время у него действительно была сильно поранена нога, начиналось омертвение ткани, он лежал в лазарете… Явно душа его приходила ко мне и молила о помощи и защите. Этот сон — самый страшный в моей жизни. Сейчас я вновь его ярко переживаю, испытываю те же эмоции и ощущения…
— Свой сон я бы назвала картиной возможного будущего.
…Гуляю по набережной родного города. Лето, яркое солнце, голубое небо, сочная зелень. Много людей в белой одежде — веселые, радостно улыбаются, друг с другом здороваются. Я лет тридцати, тоже в белом. Короткая стрижка, темно-каштановые волосы. И вдруг наступает жуткий холод, с неба начинает падать снег, буквально за секунду его морозные хлопья покрывают землю, ярко-зеленые деревья, людей, и этот снег кажется чем-то нереальным и страшным. Возникает ощущение конца света. Вы можете себе представить такое?! Никто не понимает, что происходит, в панике бегут в разные стороны. Я тоже куда-то бегу… и тут слышу Голос — не внутри себя, а со стороны, скорее, сверху: «Зайди в этот дом. Не бойся, тебе ничего не грозит».
— Каков он, тот голос?
— Мужской. Теплый, будто обращение отца к дочери. Как оказалась я в том доме, не помню, может, меня просто перенесли туда. Старая-старая лестница с мраморными ступеньками и деревянными перилами ведет куда-то наверх, но я не поднимаюсь, а просто стою. И мысленно спрашиваю Голос: «А что будет с другими?» — «Они тоже выживут, но у каждого человека свой путь спасения».
Мне не дано было увидеть мир после того дикого холода — я проснулась.

За пять минут
до старта
— Те сновидения, которые удивляют, — не развлекательно-фантастические, а информационные. Таким образом мы получаем необходимые знания.
— А как их отличить от обычных?
— Познавательные обычно начинаются с вибрационного сигнала внимания, они логически последовательны, ярко воспринимаются и хорошо запоминаются. Попытки воспроизвести их при помощи гипноза или биологически активных химических веществ бесполезны, так как контакты взаимодействия между поясами памяти закрыты и вместо действительного мы начинаем «вспоминать» желаемое.
— В мае 1989 года я видела себя во сне в странном доме с выступами и отсеками. Стены, пол, лестница сделаны из небольших плотно соединенных параллелепипедов из материала, напоминающего объемное стекло. Окон не было, но в доме светло, так как ячейки пропускают мягкий, рассеянный белый свет без привычной желтоватой окраски.
В дом с разных сторон вело несколько входов. Двери не было: при приближении «стеклянные» ячейки не открывались, не разъезжались в разные стороны, а просто исчезали.
Увидела перед собой стул-кресло с высокой спинкой из таких же объемных ячеек. Бесшумно и молча подошел человек, сел, руки положил на подлокотники. Слышу телепатическое объяснение: «Этот стул предназначен для диагностирования и лечения заболеваний». Вспыхнул яркий свет, очертания фигуры пациента пропали, но стал четко виден его скелет. Мысль: «Видимых нарушений нет, надо проверить работу внутренних органов». Интуитивно трогаю ячейку на спинке стула (никаких кнопок не было, я посмотрела). Снова вспыхнул свет, и я увидела мышцы, кровеносные сосуды и внутренние органы. Левая почка неправильной формы, ее волновые движения по сравнению с правой замедлены. Думаю: «Надо посмотреть, что там». Левая почка пронизывается лучами со всех сторон и увеличивается в размерах. Ясно: нормальному функционированию мешает болезненный нарост справа, вызванный скоплением положительных зарядов из-за плохой проводимости энергетических каналов. Мои пальцы нажимают на спинку стула, подчиняясь звучащему во мне голосу: «Блокируй каналы, проводящие положительные заряды… открывай энергетический центр в брюшной полости для выведения зарядов в пространство… мысленно собери энергию в пучок и направь на пораженный орган, чтобы восстановить проводимость… разблокируй каналы, проводящие положительные заряды, потом перекрывай выводящий энергетический центр в брюшной полости… Проконтролируй состояние излеченного органа изотопным душем (это излучение я видела: быстрый нисходящий каскад белых светящихся точек). Все, отключай внимание». Освещение левой почки пропало, она уменьшилась и не отличается от правой. Человек, сидевший на стуле, встал и молча ушел.
Услышала: «Сейчас ты познакомишься с принципами нашей работы». Обернувшись, увидела стол из таких же объемных ячеек, поверхность гладкая — никаких кнопок, отверстий, переключателей.
Откуда-то слева я достала небольшой рулон, похожий на свернутый лист тонкой, шершавой мягкой бумаги. Лист сразу прилип к поверхности стола. Передо мной лежала карта, на ней четко видны зеленые массивы и очертания рек.
Потом я оказалась в другом помещении. Никаких звуков и голосов я не воспринимала, объяснения и мысли звучали будто внутри меня. Увидела мужчину высокого роста и группу детей лет по семь, которые внимательно его слушали. Каждый стоял перед небольшим столиком с маленьким листком «бумаги», в руке был черный стержень, напоминающий карандаш. Внутри себя я услышала голос: «Это обычный урок. Через пять минут со стартовой площадки будет произведен запуск ракеты. Дети получили задание нарисовать предполагаемую траекторию ее движения от старта до наивысшей точки подъема. Хотите тоже попробовать?» Засветились крышки столов с изображением ракеты, и дети быстро нарисовали четкие изогнутые линии. Я закрыла глаза, представила линию полета ракеты, нарисовала и отдала листок учителю. Включился экран с яркой пульсирующей точкой — сигналы готовящейся к старту ракеты, белая светящаяся линия, изогнутая вверх и вправо. В конце линии вверху — вторая пульсирующая точка.
Листочков с ошибками оказалось три, мой (увы!) был среди них. Учитель нарисовал рядом правильную линию траектории.
Одна девочка так засмотрелась на свою работу с исправлениями, что прошла мимо своего столика, поднялась вверх и пошла по потолку вниз голо- вой (!). Я испугалась, что девочка может упасть и разбиться, но она, пробежав по потолку, спустилась. Наши взгляды встретились. Она явно «прочла» мои мысли и была удивлена моей тревогой. «Из-за такой ерунды!» — прозвучало во мне.
Вскоре я оказалась снаружи дома, который преобразился в обычное школьное здание. Я посмотрела на сопровождавшего меня учителя и услышала: «Информационный сон перешел в сон обычного характера. Расслабься и продолжай спать».
Дальше не видела ничего особенного — обычные сновидения. После пробуждения чувствовала себя хорошо.

Душа разгулялась…
— А вот сон, который затем удивительным образом подтвердился. Гуляю по незнакомому мне городу. Набережная, море — спокойное и прекрасное. Дома очень необычные — современные небоскребы, оформленные в восточном стиле в серо- и бело-голубых тонах. Получается удивительно волшебный, сказочный колорит.
Тогда я не придала этому сну особого значения.
Примерно через год, играя с внуком, я машинально нажала кнопку включения телевизора. Внимание привлекла странно знакомая картинка — точно та же небережная и те здания, какие я видела во сне. Я замерла от волнения и буквально впитывала в себя каждый кадр. А голос дикторши рассказывал про Объединенные Арабские Эмираты — государство на северо-востоке Аравийского полуострова в Западной Азии, про город Дубай на берегу Персидского залива, где дома строятся по европейским проектам, но непременно с мусульманским декором.
Боже мой, так тогда во сне моя душа путешествовала по высоким надземным слоям непроявленного мира, запросто расхаживала по Арабским Эмиратам! Но зачем ее туда занесло, неужели в каком-то из будущих воплощений я окажусь арабкой? Или арабом?! Тело мое в Крыму не ведает, что в это время проделывает его астральный двойник! Я была в шоке от увиденного, говорила себе: я там была, я там гуляла! Хотя во сне и понятия не имела, где нахожусь… И надо же было в тот самый момент оказаться у экрана телевизора, который почти не смотрю, и нажать нужную кнопку! Значит, пришло время мне показать, где я тогда была! Если бы вы видели меня тогда! От удивления я чуть ребенка из рук не выпустила! Думаю, каждый сон — это момент жизни нынешней, прошлой или будущей…
— Происходит дубляж того, что в действительности, или совсем несовпадаемое?
— Не знаю. Может быть, из прошлых жизней — простое повторение. А выход в астрал — блуждание души по миру. — Для меня тоже сон — не кино, а жизнь. Чувствую запах, вкус, слышу шум ветра и воды и все воспринимаю как реальность. Даже в действительности иногда возникает ощущение, что я оказалась не в своей эпохе, что душе ближе век 17-й или 18-й, и она противится моему нынешнему воплощению…

«Владеете ль вы тайной?»
— Сегодня утром муж мне рассказал, что в половине третьего ночи он проснулся от того, что во сне я что-то говорила, и на всякий случай включил магнитофон. Фразы были медленные, не очень разборчивые, с долгими паузами, то тихие, то с какими-то выкриками. Примерно через полчаса я закашлялась и проснулась. Давайте попробуем вместе разобраться в этой записи.
— Трудно что-нибудь понять… Подождите!
Зачем решили звать меня,
презренные вассалы?
Моей души коснулися зачем?
— Это не мой голос, какой-то механический, как у робота.
И ВСЕ РАВНО, ВЛАДЕЕТЕ ЛЬ ВЫ ТАЙНОЙ,
ПОКИНЕТЕ НАВЕКИ ЭТОТ СВЕТ…
— Какой-то бред.
— Нет, это очень интересно!
— А теперь смех — громкий, издевательский, устрашающий. Долгое молчание. Потом…
СТРЯХАЯ ТЛЕН С ЛАДОНЕЙ,
ЗАЧЕМ КОСНУЛИСЬ МОЕГО ЧЕЛА?
— Да не могла я такого говорить! Голос явно мужской, властный, жутковатый, будто из могилы.
— Дальше слушай!
Я КАРУ ШЛЮ НА ГОЛОВЫ ПРИШЕДШИХ.
Я САМ ПОТОМ СВОЙ ПРИГОВОР ПРОЧТУ!
— Звучит грубо, с резким раскатистым «рр-рр». Что это может быть? Действительно, интересно получается.
— Конечно. Дальше давайте!
Я ЗНАЮ: СИЛЫ НА ИСХОДЕ.
Я НИКОГДА НА СВЕТЕ ТАК НЕ УСТАВАЛ.
ПРОЙДУТ ВЕКА — ВЫ ВСПОМНИТЕ ПРО ЭТО…
Все, на этом запись завершается.
— Странно. Мне этот текст совершенно не знаком.
— И я такого нигде никогда не слыхал, не читал.
— Вроде как фрагмент средневековой трагедии. Какой-то король шекспировской эпохи, которого пришли свергать…
— А у меня ощущение, что это дух из могилы. Его вызвали, а он не хочет, чтобы его беспокоили.
— Почему ты так думаешь?
— По тону. Голос жуткий, неживой. Обыкновенный человек так говорить не может.
— Самое странное, что я абсолютно ничего не помню, никакого сна! Если бы не эта запись… Обычно, когда приходят строки, я просыпаюсь и бросаюсь записывать. Года три назад тоже были стихи, совсем мне не свойственные.
УЖ ЛУЧШЕ БЫТЬ ШУТОМ
В БЕЗУМНОМ КОРОЛЕВСТВЕ,
ЧЕМ БЫТЬ БЕЗУМНЫМ — ДАЖЕ КОРОЛЕМ.
— В том же стиле, как сегодня. Вот если бы получить анализ специалистов — филологов, литературоведов, историков, эзотериков. Чьи это строки? Какого времени? Откуда могли прийти?
— А мне нравится:
ХОЧУ Я ГРЕШНОЙ БЫТЬ И ЗНАТЬ ЛЮБОВЬ…
— Что это? — игра мозговой подкорки или?.. Может, когда-то, в прошлом воплощении, вы были мужчиной — актером бродячего театра? Или то диктовка свыше? Но зачем, чья?
— В другой раз что-то про костер. Возникла первая строчка, я проснулась, и пошли стихи, я их записывала. Вот эта тетрадь, с собой. Даже дата стоит: 22.01.2004 года.
СЛИВАЮСЬ С ПЛАМЕНЕМ КОСТРА,
ВЛИВАЮСЬ В ИСКРЫ ЗОЛОТЫЕ…
— Отличные образы, между прочим!
— И такое:
УЖ ЛУЧШЕ БЫТЬ ЗОЛОЙ КОСТРА,
ЧЕМ ЛЬДИНКОЙ КОЛКОЙ НА ЛАДОНИ.
Или:
Я У КОСТРА, Я НА КОСТРЕ, Я ЦЕНТР ОГНЯ…
Похоже, меня сжигают по приказу инквизиции.
— Так ты и ведьмой была?!
— Монахиней тоже. Иначе откуда такое:
ОГОНЬ КОСТРА И СВОД МОНАСТЫРЯ —
ДВА ПОЛЮСА РАЗЛИЧНЫЕ ПРОСТРАНСТВА…
— Тоже может быть. Узнаем ли когда-нибудь разгадку наших ночных фантазий?
Наталья и Леонид Терентьевы
г. Евпатория, тел. 8 (06569) 3-69-56
моб. тел. 8-066-59-49-360

Добавить комментарий