Храм Мира

Продолжение.
Начало в №№23, 24/2009, 1/2010

«Вторые ворота Драхмы»
Прогрессивных славистов и краеведов всегда смущали крымские топонимы, звучание в переводах с тюркских языков просто дико. Например, почему Крымские горы, по своей геологической природе светлые, белые, называются через переводы черными? Кара-Тау, Кара-Мрун, Кара-Даг. Кому Кара-Даг, гора с великолепной гаммой цветовых оттенков, в большинстве своем голубая гора, кажется черной, тот вообще не разбирается в освещении и не отличает его от освещенности. Дальше. Почему «Аджимушкай» переводят «серый камень»? Кто хоть однажды побывал б Аджимушкае, знает, что это все-таки царство белого камня, известняка. Или Ангара, река и мыс, с монгольского якобы «трещина, ворота»?

Подобных несуразиц в топонимике Крыма хоть отбавляй, где даже название «Крым» у них — «ров»! Чем оно лучше «погреба»?
Еще в 80-е годы С. Сосновский, О. Трубачев предлагали в своих работах обратить внимание на «блеск и нищету» крымской топонимики, обнаружив в ней древнеарийские корни. Понятно, в те годы арийское наследие в русском языке пугало советских политиков, не различавших понятия «фашист» и «ариец». Но ведь сейчас многое изменилось, пора наводить порядок в топонимике Крыма, в ней-то, в основе своей арийской, кроется великое и таинственное, и смысл трактовки гораздо глубже, чем совершенно безликое с тюркских языков, которые только «дублировали» непонятные им словофрмы.
Переходя к теме «Южная сторона страны Меру», выделим такую изюминку: Медведь-гора. Почему медведь, а не тюлень, рысь или кабан? А вообще какое животное пьет воду лежа? Раненое или больное. Судя по легенде о приплывшем с севера медведе якобы карать свободолюбивых тавров, зверь был здоров и невредим. Скажете: «Ну и что, зато похож на мишку». Между прочим, в Крыму достаточно гор во Внешней и Внутренней гряде, похожих на такого лежащего мишку. Та же Кошка-гора, та же Кастель. Агармыш со стороны Феодосии.
Конечно, виноват нелепый перевод «Аю-Даг», где тюркское «аю» — медведь, символ недюженной силы у индоариев. Эта сила зачастую разрушительная, поэтому в легенде медведь выведен как символ природных катаклизмов, от которых древний Крым часто страдал. Так что тюркское «аю» появилось, когда забылось первоначальное арийское «аюс».
Люди, практикующие ведические ученья, сразу узнали «аюс», что означает «жизнь», «вселенная», «здоровье».
«Даг», «гора» в тюркских языках, возникло от др. арийского «верх, потолок, крыша», произносившееся «даг, дах, дак».
Вариант «дак» — усеченное от имени Дакши, кто в эпосе назван сыном Брахмы, родоначальником (по женской линии) асуров, тех же асов бога Одина.
Дакша известен в эпосе как «владыка существ», в его имени присутствует энергия силы и воли, а мистическое, духовное заключено во втором его имени — Ка, оно — начало всех начал, как и в имени Ка, шьяпа. В алфавите предков КА — первая согласная, дающая толчок к жизни (ср. яйцо — древ. «ко»).
Итак, Аюс-Дак переведем развернуто: «владеющий духом праведной жизни», что ближе всего к синониму Творца и объясняет загадочную и сильную энергетику этой горы.
В астрономии Аюс-Дак представляет звезду дельту Возничего — Праджапати.
В философии олицетворяет правую сторону — Дакшу.
В географии страны Меру Аюс-Дак является южной точкой Юга — дакшины, на санскрите.
К югу от Аюс-Дака плещется море. Мы не оговорились. Во дни жизни страны Меру море от современных берегов отстояло километров на пять. Что было перед Аюс-Даком? Город, как гласит легенда. Гаруда — его называет Бхагавати. В названии слышится санскр. «бхагаван» (владыка), так обращались к богу Кришне. Вне сомнения, город был посвящен Кришне. Гаруда говорит, что Бхагавати охраняет Васуки. Васу — отец Кришны, Вишну, Индры, переводится имя — «Благой». Кстати, «благой» созвучно со словом «бхага».
Красноликий бог Кришна был от роду пастухом. Корова ему посвящалась как солнечному божеству, прозвище которого, напоминаем, Говинда. Го — на одном из наречий санскр. — корова. Теперь самое интересное. В р-не Медведь-горы (п. Гурзуф) сбегает с гор река Авунда, название которой, почти не измененное, тождественно прозванию Кришны — Наvinda и переводится «коровья река».
Итак, под горой Аюс-Дак стоял город, охраняемый нагом Васуки-Бхагавати, каменистую набережную которого омывало море Южное, или Дакшина. Именно оно дало названия Акшайна и Аксинос.
Наше «самое синее в мире», отнюдь не Черное, а Русское море, в ведическую эпоху носило несколько названий, поскольку было «поделено» на водные акватории согласно сторонам света. Вся водная система, окружавшая страну Меру (Крым), именовалась Океаном (Джрайас), на севере — Молочное море (Азов), на. востоке — море Фразданав. С др.-иран. «Трехводная», образованное от имен рек Дона (Данав) и Тираса. Окружает Меру море, что «периодически замерзает», — Молочное, или Дакшина. На западе оно именуется только Океаном Западным, Молочным с эпитетами «первородный, исходный, глубоководный».
Говоря о южной стороне (соврем. ЮБК), отметим самые яркие тайны, поскольку сохранились их топонимы.
Юг у Гаруды — обитель Ямы, владыки Дхармы (смерти), также Калы (времени), великого Капилы, знатока солнечного сокровища — золота.
В эпосе «Яма» означает «близнецы» и с др.-арийского перешло в многие неарийские языки, поэтому древнее «Яма» сохранялось в названиях типа Яман-Дере — Лес Ямы. Это божество и его имя связаны с погребальным обрядом, нарицательное «яма» — синоним слова «могила, одр». Именно на южной стороне Крыма, в горах, на побережье, находятся захоронения тавров (ясуров Вед). Их каменные ямы (лары) назывались «Дахрамы» (образовано от имени Дхарма).
Бог южного зноя (солнцестояния) Капила — глава Вед, их, так сказать, «золотой зародыш», и по сей день подталкивает людей накапливать, капить, иметь свою КАПИЛКУ, т.е. бога Капилу. В топонимике он — Капу (Капу-Дере, «Лес Капилы»), Капира (р. Апира). В астрономии звезда Капелла в созвездии Возничего, или Праджапати, особенно яркая над Аюс-Даком в летние месяцы, а значит, посвященная этой горе, о чем мы уже говорили.

«Сторона золотого заката»
Запад эпос именует «первыми воротами Дхармы». Ну понятно, здесь уходит на ночь солнце. Однако каждая сторона в др.-инд. философии несет функцию «ворот Дхармы», поскольку смерть, она отовсюду. Нет причин удивляться, что, рассказывая о богах запада, Гаруда перечисляет восточных.
Так, на западе у Океана тоже обретается «повелитель вод Варуна», кого на царство поставил «великий риши Кашьяпа», обитель которого тоже здесь. Также и богиня Дити здесь засыпает, «нося в чреве плод».
Тайны творческого слова хранятся как на востоке, так и на западе, то есть восток передает эстафету западу, где тоже свой Храм Камня (Соборный Храм).
Большой интерес представляет следующее сообщение: отсюда, с запада, исходят тучи, несущие проливные дожди, отсюда рождаются ветры, «толпа Марутов», а над Меру-горой они сталкиваются. Что на это сказать? Только то, что над Демерджи и над Чатырдагом ветры сталкиваются вот уже более шести тысячелетий!
Крымчане прекрасно знают: если пошли тучи с запада, непременно будет хорошенький ливень.
Есть на западе тайна, связанная с «девушкой Харимедхи», живущей здесь. Она, непонятно как «держась на воздухе», подчиняется приказам солнца. Эту тайну понять не могут и путают то с созвездием, то с ветром. На самом деле «Харимедхи» — золотая медоноша, пчела! Ведь непонятно, как она «стоит» в воздухе, и человек перед ней замирает. Ее природа полностью во власти солнца. Если нет солнца, пасмурно, туман, вечер, ночь — пчела не летает, не собирает мед.
Сообщение ценно еще тем, что помогает понять: в древнем Крыму разведение пчел старше виноградарства. Как любое человеческое занятие, пчеловодство было возведено в ранг священных таинств.
Отметим ряд топонимов. Их можно отнести к периоду жизни Меру. Название р. Марты все-таки связано с именем Марута. Долина Байдарская возникла от аравийского названия пустыни Бадари. Только не путайте пустынь с голым местом. Бадари была покрыта густым лесом.
Таш-Хабах (Ташаха-бах) — от Ташака. Трапис-гора — от Трипиш-Тапа. Гора Юки-тепе — от Юка гири-горы.
Немного коснемся «севера». Как «сторона возвышенная» он сливается с центром, а именно — с Меру, мы об этом уже говорили. В космологии северная сторона всегда слева от запада, если паломник стоит лицом на восток. Если лицом на юг, левой стороной будет центр, или «вознесенная страна». В любом случае центр сливается с севером. Сохранившиеся тайны об этой стране Гаруда связывает исключительно с родиной предков, поэтому весь блок топонимов, относящихся к периоду прославления (устно и письменно) богов и героев, сосредоточен на Демерджи и Чатырдаге.
Конкретно к северной стороне Крыма могут относиться такие тайны: Белый остров, который находится севернее г. Меру. Вернее, находился. Когда слагалась Ригведа, тот остров уже не существовал. К сожалению, ему суждено было погибнуть от потопа, говорится в эпосе. Ригведийское его название Шведатвипа в крымской топонимике не обнаружено, кроме разве что «вапняка» — известняка, белого камня. «Вап» — это вариант слова «вип», что значит «остров», «камень». Другие названия Белого острова не только находятся в топонимике Крыма, но точно указывают, где был этот загадочный остров. Например, из Эдды Старшей — город (он же остров) Асгард, или Са, гард. Есть вариант Са, керд. Его разновидность Самкерц дало современное «Керчь».
Эпос указывает, что Белостров был в пределах страны Меру, его омывало Молочное море, имеющее озеро, берега которого «как бы цветами, покрыты пеной». Как вы поняли, речь идет о Сиваше, солевые отложения которого названы «цветами пены».
Когда мы говорили о муни-дымопийцах, то упоминали муни-пенкоедов. Так вот, эти муни, совершая некий суровый подвиг, эту «пену вкушали», чем приводили в трепет богов. Еще бы! Не каждый отважится есть соль, даже если она изображает собой красивейший цветок пены. А вы знаете, кружевные рисунки солевой пены на берегах Сиваша особенно впечатляют с воздуха, а именно так они поданы в эпосе.

Что таит слово «Меру»?
Имя собственное «Меру» осталось в названии «Де, МЕР, джи». Мы привыкли к этому красивому тюркскому слову, но исторически правомерно все-таки «Меру-Джьйоти», просто Меру. И что же оно такое? Легко его соединить со словом «мир», объясняя «Вселенная, земля, народ». Безусловно, они по созвучию похожи, но этимологически разные. Если «миру — мир» означает состояние покоя людей, Вселенной, то «мера мер» нужно понимать как «мерило всего на свете». Древнерусские летописцы, употребляя форму имени Владимер, не просто обыгрывали близкие по созвучию слова, но льстили великому князю, кто был, согласно имени Владимир, — владеющий миром, а согласно имени Владимер — владеющий мерой. Интересно, что только в русском языке сохраняется др. арийская двоякая форма «меру» и «мир».
«Меру» — мужского рода и состоит, согласно нашей реконструкции, из двух емких философских парадигм: МЕ и РУ (РА). Что такое МЕ, знали еще шумеры, они нам помогут понять, что это — некая великая сила, движущая ходом развития мира. Обладают ею все живые существа, а также все, созданное этими существами: жилища, вещи, города, храмы, объекты природы, вплоть до камней. Их шумеры считали живой материей, а значит, тоже обладавшими силой МЕ. О ней шумеры говорили в прошедшем времени, она была доступна всем живущим на земле и сохранялась в Лазурном Храме, стоявшем на макушке Могучего Утеса в священной стране Дуранки.
Представьте себе, речь у шумеров идет о той же стране Меру, о Храме Мира (или Храме Камня), об утесе Джбйотишка (ныне он — Екатерин-гора).
Энергию МЕ накапливал в себе лучистый сфинкс, на голове которого стоял Храм, в нем обреталось 7 тайн загадочной МЕ. Наверняка же, это так называемые оболочки, из которых состоят существа земли. Шумеры отмечали некую могучую особенность силы МЕ: она могла покидать человека, становясь чужой, могла воплощаться в предметном виде, возникать из слов. Энергия души? Она ведь толком не изучена и как энергия, состоящая из 7-ми оболочек, официальной наукой не признана. Мы лично полагаем, что сила МЕ была потеряна людьми в период Вавилонского «недостроя». О том, что МЕ очень много значила, говорят корни, основы, слоги, где есть «ме», например: с-МЕ-рть, хи-МЕ-ра, су-МЕ-рки, МЕ-сть, и-МЕ-ть и т. д.
Самое распространенное — «семь», «семеро, семерка». Эта форма с основой «ме» сохраняется только в языке прямых наследников ведических ариев. Носителям этого языка понятно, что слово «семеро» обозначает монолитность группы: се есть мера, се — мера, где «се» в укр. совр. — «це», русском совр. — «это».
Древнерусская форма «се — мера» равнозначна шумерскому «су — мера», и сразу вспоминается, что «все есть число семь» — мера полной гармонии и равновесия, имеющаяся и в природе: 7 цветов радуги, 7-дневная периодичность в лунных фазах…
Так что семь материнских обителей страны Меру и над нею семь планет (Плеяды) своей космогоничностью обязаны «силе МЕ».
Теперь о «силе РУ» или РА (УР у шумеров). Означает знак величия «великих небес, соединяющих их с великими недрами». Энергия эта, как известно, солнечная, т. е. огонь небесный, или «солнце дневное», Хепри у др. египтян и похожее этруское Капри. А также подземная энергия, «солнце зашедшее», др. егип. Атум (ночь).
В современном языке Капри связано со словом «апрель», что вмещает понятие «весеннее равноденствие». Атум — туман, темень, т.е. «зимнее солнцестояние».
Силу РУ следует понимать как обмен веществ в организме, причем огонь небесный силен в период весеннего равноденствя, а огонь подземный — в период зимнего солнцестояния. Энергия связанных между собой противоположностей, вот что такое РУ (РА-УР).
Итак, «Меру» растолкуем так: «энергия солнца, соединенная с энергией всех существ и веществ».
Неудивительно, почему Меру считался мировой горой и в виде разных гор, реальных и мифических, остался не только в легендах народов Земли, но в племенных, этнических именах, в названиях, топонимах.
Тамара и Виктор Плак
с. Абрикосовка Кировского р-на

(Продолжение следует)

Добавить комментарий