Ключ Золотого Треугольника

Таинственна и загадочна история Грушевки, небольшого горного села юго-восточного Крыма, расположенного в межгорье между Главной и Второй грядой Крымских гор, у отрогов горы Агармыш, в живописной долине реки Салынки. Седой патриарх Агармыш много тысячелетий стоит на страже, оберегая селения, расположенные у его могучего подножья, укутывая густой растительностью своих отрогов. Древние скалы седого исполина помнят звуки рогов и барабаны тавров, ранней весной шествующих к его пещерам с жертвенными дарами духам гор. В шуме пещерных вод до сих пор слышится звук бубна таврского шамана. В глубинных пещерах на сталагмитах покоились черепа козлов, оленей, косуль. Древние камни Агармыша помнят стук копыт скифской конницы, рев боевых труб римских легионеров. Гора бережно хранит тайны ушедших народов, их гробницы и курганы…

Тайны топонимов
Грушевка, административно подчиненная Судаку, до 21 августа 1945 года носила название Салы. Расположена на оживленной трассе Севастополь-Керчь. Село Салы возникло в 1746 году. Но существует еще несколько названий села: Сал — эпоха бронзы. Сала — III-XIII вв., Салы — ХIV-XX вв.
Исследователь А.М. Байбуртский, основываясь на двухлетних исследованиях, дает интересный перевод топонима. Поселение Сала (Сале, Суук-Сала, Салы) на диалекте донских армян означает «камень», «плита»; на тюркском «салы» — «приток реки», «межгорная ложбина», «лощина», «деревня», «село», «стоянка», «усадьба»; на азербайджанском «сал» — «большой камень», «целый камень», т.е. монолит. По О. Трубачеву, перевод с индоевропейского «сал» — «сток», «склон». О. Трубачев считает, что в древности Сальскими называли современные Крымские горы. Епископ Гермоген в труде «Таврическая епархия» истолковывал топоним «салы» как «дубняк» (1887 г.) Бытует мнение, что топоним «салы» переводится «развилка», «вторник».
Смело можно предположить, что «сал» попал в Крым тем же путем, что и топоним Таврика и Темарун (тавр. Черное море), а точнее, через Киммерийский (Керченский) пролив вместе с племенами тавров.
Историки М.М. Лесков и В.А. Сидоренко считают: «…Тавры пришли в Крым с Северного Кавказа в IХ в. до н.э. Проникновение сюда северокавказских племенных групп, которые слились с местным населением, судя по археологическим находкам, было и раньше, «в эпохи каменного века, энеолита, раннего железа».
Согласно свидетельству Геродота, в VI-V вв. до н.э. тавры занимали прибрежную и горную части Крыма, приблизительно от Керкинитиды (совр. Евпатория) до Феодосии.
Исследователь истории Крыма В.А. Сидоренко писал: «После киммерийцев тавры были наиболее древним и многочисленным населением Крыма, о котором есть письменные свидетельства. Поэтому южная часть полуострова была названа Таврикой: название населения перешло на местность. Подобных примеров сколько угодно, когда этноним переходит в топоним. В частности, «саки», самоназвание скифского племени, перешло в гидроним, дало название двум озерам Сасык, Сакское, а также имя городу Саки.
Также долгое время наряду с греческими названиями гор, рек существовали таврские.
Согласно древней крымской легенде, много тысяч лет тому Крым состоял из множества островов. В те времена люди жили на горных массивах Мангупе («Материнская гора»), Бор-Кае («Меловая скала»), Агармыше и т.д. Долины между скал были прежде заливами. Об этом свидетельствуют укрепленные на большой высоте железные кольца, которые, по преданию, служили для привязывания судов и лодок. Вода постепенно спала, оголив дно проливов, превратив его в прекрасные долины.
На рубеже II-I тыс. до н.э. эти долины стали осваивать северокавказские племена. Видимо, на полуостров сначала через Керченский пролив проникали отдельные группы охотников из кубанских степей и Кавказского нагорья; они охотились на территории Керченского полуострова, который в те времена был покрыт сплошным густым лесом. В нем водились благородные олени, косули, дикие быки-туры, кабаны, волки, лисы и т.д. Также охотников привлекало большое количество птиц. Конкуренцию охотникам составляли жившие на полуострове киммерийцы. Киммерийцы — народ, кочевавший в степях Центрального и Северного Крыма. В начале I тыс. до н.э. некоторые киммерийские общины перешли к оседлой жизни, стали заниматься земледелием. Археологи обнаружили ряд поселений на Керченском полуострове; о пребывании киммерийцев также свидетельствуют топонимы: Киммерийский пролив, город Киммерик, Киммерийский вал и т.д.
Что касается северокавказских племен, то вполне закономерно, что они не ограничились только охотой на полуострове, а начали экспансию, захват побережья и горных массивов, богатых дичью, с редкими поселениями в долинах (основная масса киммерийцев вела кочевой образ жизни). Небольшие охотничьи артели сменяются крупными военными отрядами, без труда продвигающимися в глубь полуострова. Так, через Киммерийский (Керченский) пролив прошли племена арихов, напеев, лестригонов. Аммиан Марцеллин дает самоназвания северокавказских племен. Греки их называли таврами, «тавр» — близкое по звучанию греческому «таурос», бык. Из Гомеровской «Одиссеи» нам известно, что на корабль Одиссея у скалистых берегов полуострова напали лестригоны. Херсонес во II в. до н.э. воевал с таврским племенем сатархеи.
Один из таврских мифов, дошедших до нашего времени, — «Сказание о братьях Пале и Напе». К сожалению, Диодор не передает миф полностью, а только упоминает о нем. Но и по краткому изложению ясно, что в сказании идет речь о похождениях героев смертных. Пал и Нап совершают множество подвигов, они сражаются с чудовищами, посланными богиней Девой (Орейлохой, тавр. вариант). Затем отправляются в горы, чтобы добыть безоар — волшебный камень, панацею от всех болезней. В конце концов становятся прародителями племен напеев и палов.
Тавры расселились в горном Крыму, создали богатую и своеобразную мифологию, со своей родины они принесли веру в добрых и злых духов. Как и многие другие народы, тавры поклонялись Священному Огню, Солнцу, источникам, священным деревьям. Почитали большие каменные валуны (камень-монолит по тавр. — «сал»). Не пригодные к жизни пещеры тавры превращали в святилища, наряду со священными камнями и пещерами у них существовали священные рощи. Жрецы и колдуны (тавр. — «каджи») пользовались огромным авторитетом — их слово значило подчас больше, чем слово военных вождей. В жертву богам приносились птицы, животные, а зачастую и люди.
Нам известно очень мало легенд, не каждое племя имело легендарных прародителей. Однако утраченные легенды можно вполне дополнить топонимикой. Древние народы считали своими прародителями не только легендарных героев, но и животных и растения, а также камни, которым поклонялись.
На территории Крыма существовало большое количество объектов с одинаковым названием: Салы (совр. Грушевка), Бия-Сала (на реке Каче), Яни-Сала, Куртлер-фоти-Сала — все эти селения находились в Бахчисарайском районе, а также озеро Хаджа-Сала. Пещера Ени-Сала находится в Симферопольском районе.
Если толкование «сала» как «селение» вполне приемлемо к населенным пунктам, расположенным по берегам рек Кача и Бельбек (на берегу этой реки раскинулась деревня Фоти-Сала, совр. Голубинка), то названия пещеры Ени-Сала и озера Хаджа-Сала никак не вписываются в стройный ряд, толкований топонимов А.М. Байбуртским. Скорее всего, все значительно проще. Все эти топонимы получили свое название от самоназвания таврского племени Салы (Сала, Сале). У всех народов мира, проживавших в горах, обожествлялись большие каменные валуны. По той же причине они становились тотемами некоторых племен. Небезынтересный факт: «сал» не только являлся священным камнем, но и дух камня и гор тавры называли «салсал».
Итак, достаточно многочисленное племя салы (возможно, союз племен), теснимое более крупными племенами, пришедшими с юго-востока, проиграло ряд битв. После поражения в последней битве кратковременный союз племен напеев, лестригонов, в который входили и салы, распался. Еще раньше в далекую горную страну ушли соседи салов — арихи и сатархеи. Наконец совет старейшин решился на переселение. Чтобы не рисковать женщинами и детьми, вперед был послан передовой отряд из лучших воинов племени. Вслед за своим авангардом отправились в дальний путь и салы. По бездорожью двигались телеги, груженные нехитрым домашним скарбом переселенцев. Жители приморских долин встречали салов недобрым взглядом, но только немногие селения попытались преградить им дорогу через свои земли. Пробиваясь сквозь территории других племен, племя салов несло серьезные потери. Удалившись на многие стадии от побережья, салы оказались у подножья величественно возвышавшейся серой громадой над покрытыми роскошной растительностью отрогами и живописными долинами горы Агармыш (древнее название — Сал).
О. Домбровский писал:
«Следы жизни древних народов мы встречаем в окрестностях Агармыша и на его вершине, в естественных обнажениях грунта — осыпях и промоинах — можно собрать целую коллекцию черепков древней глиняной посуды: лепной — таврской и скифской».

География и климат
Географическое положение села Грушевка, защищенного от ветров отрогами Сал-Агармыша в восточной части Кишлавской котловины, расположенной в Сальской долине, чрезвычайно удобно. Благодаря этому в долине особый микроклимат. Горы, мощные леса, близость степей и моря делают климатические условия в селе и его окрестностях уникальными. Воздух, наполненный лесными фитонцидами, сухостью степей и йодом моря, настоянный на аромате горных трав, привлек северокавказское племя салов в этот благодатный край. Животный мир отрогов Агармыша вокруг села Грушевки разнообразен. Встречаются дикие кабаны, барсуки, косули, зайцы, лисы, мелкие грызуны, хищники типа хорьков, разнообразные насекомые. Этот перечень можно дополнить животными, водившимися в Сальской долине более трех тысяч лет назад: благородными оленями, дикими быками-турами и давно вымершими горными козлами. В рельефе Кишлавской котловины чередуются невысокие холмистые гряды с широкими приречными долинами. Север котловины замыкает скалистый массив горы Бор-Каи (высота 392 метра), а с востока — гора Агармыш, протянувшаяся с юго-запада на северо-восток. Это горный форпост, далеко выдвинувшийся в крымскую степь. Агармыш и его протяженные отроги: Бочонки, Гусинки, Калабудка, Фонтальная гора являются частью Главной гряды Крымских гор, которую исследователь О. Трубачев называет «Сал». С глубины тысячелетий смотрит на нас седой Агармыш, вся история региона связана с ним и долинами вокруг него. Агармыш в переводе с тюркского означает «седой». Протяженность горы более 8 км, высота 723 м. Это самый высокий «осколок» Второй гряды Крымских гор, локализованная яйла. Массив сложен юрскими известняками, изрезан сталактитовыми и сталагмитовыми пещерами, гротами, щелями и провалами, хорошо изучен спелеологами, но практически не изучен археологами. Наибольшей известностью пользуются Сычев провал, или Бездонный колодец глубиной 40 м, а также пещера Лисий хвост.
Горный массив подобен застывшей губке колоссальных размеров, вбирающей воду разного происхождения: талую, ливневую, конденсатную. Отсюда питаются укрытые лесом многочисленные родники, не иссякая и в изнурительную жару.

Быт жителей Сальской долины
Агармыш (Сал) в конце II тыс. до н.э. привлек племя салов поселиться в этом благодатном краю. Таким образом, этноним «сал» переходит на топоним, занимаемую территорию. Так горная гряда получила название Сал (большой камень, валун, монолит)
Долину у подножья горы назвали Сальской, а селение — Салы, т.е. принадлежащей людям племени салы. В ближайших пещерах зазвучали глухой шаманский бубен и кимвалы — ритуальные медные или бронзовые чаши, издающие при ударе друг о друга резкий звенящий звук. Вереницы паломников поспешили к жертвенникам духа гор Салсала, выливая на священные сталагмиты, увенчанные черепами олений и горных козлов, молоко, мед, вино. Переселенцы занимались охотой и отгонным скотоводством. Тавры принесли в Крым навыки примитивного земледелия, занимались и виноградарством. На отрогах Агармыша, поросших дубом и грабом, словно грибы, выросли селения, состоящие из полуземлянок и наземных жилищ. Дома жителей Сальской долины были деревянными или каменными. Строились из крепких пород дерева или камня на глинисто-известковом растворе. Жилища состояли из одной-двух комнат, обогреваемых печью, которые в большинстве случаев топились по-черному. Археологи находили дома с трубами, т.е. существовали и дымоходы. Крыши салы крыли тесом, т.е отесывали бревна и укладывали плотно в один скат, сверху на бревна толстым слоем укладывали дерн. Крепкие корни травянистых растений задерживали талую или дождевую воду, крыши не протекали.
В районе Виноградной улицы села Грушевка в 1968 году обнаружили несколько дольменов — каменных ящиков, родовых склепов тавров. Дольмены — семейные усыпальницы, в которых находились несколько скорченных, уложенных на бок мужских и женских скелетов. На костях были бронзовые украшения; нашивные бляхи, браслеты, кольца, а также бусы и раковины каури, привезенные из далеких южных морей. Возле скелетов мужчин лежали бронзовые наконечники стрел и мечи-акинаки, у изголовья стояли глиняные сосуды с ритуальной пищей. Погребальная пища у тавров была разнообразной: варили каши из зерен пшеницы, ячменя, фасоли и гороха. Вокруг дольменов много черепков битой посуды — остатки поминальной тризны.
Вывод напрашивается сам собой. Жители Сальской долины выращивали зерновые культуры, что подтверждает большое количество зерновых ям глубиной до метра и более, а также свидетельства греческих авторов о торговых отношениях греков-колонистов с аборигенами полуострова, складывавшихся в IV-III вв. до н.э. В этот период начинают проникать греческие ремесленные изделия в долину. Жители села Грушевка и сегодня в своих огородах выкапывают черепки таврской, греческой и ранней сарматской посуды. Часть находок украшает школьный музей села.
Изобилие конденсатной воды, формирующей горные реки и ручьи Агармыша, множество дичи в окрестных лесах, птиц, гнездившихся в тростниках заболоченных берегов двух Индолов (реки Мокрый и Сухой Индол), удобные пастбища давали продукты питания и обеспечивали достаточно благополучную жизнь. Это привело к демографическому буму. Уже в первой трети I тыс. до н.э. часть родов ушла из предгорья Агармыша на запад. Пока неизвестна причина раскола племени, возможны варианты.
На горе Мангуп возникают поселения. К этому периоду относятся селение Бия-Сала на реке Каче и селение Фоти-Сала на реке Бельбек, этноним «сал» распространяется на название озера Хаджа-Сала, находящегося у подножья горы Мангуп, расположенного вблизи шоссе Севастополь-Бахчисарай.
Интересный факт: эта трасса полностью повторяет древнюю дорогу из степи на побережье, проложенную скифами, возможно, еще ранее — киммерийцами. На этой же дороге, в Симферопольском районе, возникают вблизи скотопрогонной тропы к яйлам священная пещера тавров Ени-Сала, селение Салачик (в районе ж/д вокзала Бахчисарая), позже переименованное в Старосальское, затем — Бия-Сала на Каче, озеро Хаджа-Сала. «Хадж» в переводе с тюркского — «паломничество», правда, существует иной перевод — у северокавказских народов в древних мифах «каджами» называли колдунов. Шота Руставели, поэт и казначей грузинской царицы Тамары, живший в XII в., безусловно, человек осведомленный, в поэме «Витязь в тигровой шкуре» характеризует каджей так:
Нет, не оборотни каджи, —
Колдуны они простые.
Но вреда от них немало.
Что творят они над нами —
Подымают ураганы,
Топят лодки и галеры,
По воде умеют бегать.
И взлетают в высоту.
Ночь сияньем освещают.
Днем наводят темноту.
В поэме описывается страна каджей Каджети, автор не дает точных ориентиров местонахождения этой страны. Но указывает, что из Грузии можно добраться туда морем, а также через степи. Страна находилась в горах. Страна Каджети — это только красивая версия и тема отдельного исследования. Если существовала Каджети, то она находилась в районе Мангуп, Чуфут-Кале и озера Хаджа-Сала, которое играло исключительную роль для жителей страны.
Историк М.А. Араджиони писал: «…Смешанные топонимы «Ени-Сала», «Бие-Сале», «Фоти-Сала», на территории Крыма появились не раньше XVI — нач. ХVII вв., после 1449 года, года выхода Крыма из состава Золотой Орды и провозглашения независимости. Уже в 1450 году многие населенные пункты переименовываются, государственным становится татарский язык. Село Байдарской долины Сала получило тройное название Куртлер-Фоти-Сала («курт» -«волк, «фоти» — «светлое»). Буквальный перевод — «Село светлого волка». Буквальный перевод пещеры Ени-Сала — «Новое село», но в этой пещере никто никогда не жил, изначально этот объект был культовым.
Также не все ясно с озером. Зато топонимы нам дают ареал расселения таврского племени салы, концентрирующегося в сов. Симферопольском и Бахчисарайском районах. Таким образом, нам становится известна территория, занимаемая одним из самых крупных и высокоразвитых таврских племен…

Альвина Шеховцева
г. Старый Крым
Тел. 068-499-71-79
(Продолжение следует)

Добавить комментарий