Имянаречение — духовное рождение

8 февраля 2009 года я прошла обряд имянаречения в Родовом Огнище родной Православной веры.
«Ты — Православа», — сказал волхв Богумир Миколаев. И это стало моментом рождения новой личности.
Во мне пробудились качества Православы, вмиг осознавшей свое предназначение. С тех пор день за днем, шаг за шагом я прокладываю свой путь в новом пространстве, наполненном любовью, справедливостью, правдой, чистотой, ответственностью, осознанностью, познанием, радостью и счастьем. Мир боли и страданий.


Люди по-разному приходят к имянаречению. У кого-то пробуждается родовая память, кто-то восхитился красотой древних обрядов во время славянских фестивалей, кто-то просто из любопытства, а кто-то в полном отчаянии.
Этим последним была я. Пятый год я жила в Феодосии, но близких по духу людей здесь так и не нашла. Мне было очень одиноко внутри, хоть снаружи я всегда была среди людей в силу своей профессии журналиста. Мои коллеги и составляли мой ближний круг. К сожалению, они вписывались в тот распространенный типаж журналиста — человека, часто затягивающегося сигаретой, имеющего пристрастие к спиртным напиткам. Наши походы по красивым местам Крыма, наши посиделки на кухне, досуг, праздники всегда сопровождались распитием вин и неприятностями, которые доставляют пьяные люди.
Для моих друзей все это было нормально и весело, а для меня чуждо, я очень страдала. Казалось бы — не участвуй в этом, но, почему-то так получалось, что пьющие люди словно окружили меня плотным кольцом. Близкий друг, попутчик в автобусе, сотрудник, просто прохожий на улице — всем этим нетрезвым людям было до меня какое-то дело, они не могли пройти мимо, не зацепив меня. Гармония и красота — то, что так необходимо моей душе, часто заменялось уродством и грубостью.
Я стала заниматься классической хореографией, интуитивно найдя в этом спасение. Пока звучала возвышенная классическая музыка, пока я выполняла экзерсисы у балетного станка, я была счастлива. Выходя на улицу из танцкласса, я ощущала, что попадаю в жуткий, враждебный мир.
Я понимала, что моей душе нужна вера в Бога. Я перечитала много христианской литературы. Но каждый мой поход в церковь заканчивался мучительным чувством вины. Отстоять литургию до конца я не могла. В церкви всегда мне становилось дурно. При моем крепком здоровье и выносливости, я почему-то не могла стоять на ногах во время службы, каждый раз мне казалось, что я сейчас потеряю сознание и упаду. Это давало мне повод думать, что я — ведьма. Но что с этим делать, я не знала, мне было стыдно, я чувствовала себя изгоем.

Мое капище
Однако я нашла в Феодосии свое место для молитв — холм Митридат. С его вершины весь город виден как на ладони. Утром с холма можно наблюдать, как восходит над морем солнце, вечером — провожать красный, словно уставший за день, солнечный диск.
Я приходила на этот холм в особенно трудные периоды жизни, снимала обувь, прикасалась к земле ладонями, отдавала ей свою боль, рассказывала о своих горестях. Я чувствовала, как это место словно высасывает из меня тот негатив, которым я наполнена. Я уходила с Митридата с чувством легкости и надежды. В благодарность я убирала этот холм от мусора.
О холме Митридат в Феодосии ходят легенды, что под ним зарыт золотой всадник в натуральную величину, принадлежащий казаку Мамаю. Да, тому самому знаменитому нашему Спасу. Поговаривают, что сам Мамай похоронен под этим холмом, который является на самом деле курганом.
На этом холме много дней своей жизни провел Иван Айвазовский, родной дом которого был расположен как раз у подножия холма. Я считаю Айвазовского магом, наверняка он проходил какие-то посвящения на этом холме. Ведь почему-то ему потом пришла в голову идея построить на холме акрополь, и он ее осуществил. Прекрасное здание было разбомблено во время Великой Отечественной войны и безвозвратно исчезло.
Думаю, что под Митридатом есть подземные ходы, которые разветвляются по старой части города. Говорят, что Айвазовский знал их досконально. Его страстным увлечением была археология, он раскопал множество некрополей в Феодосии и Крыму. Знаменитая золотая скифская пектораль, которая сейчас находится в Эрмитаже, — находка Айвазовского.
Вот этот волшебный холм и был моим храмом, или, как понимаю теперь, — моим капищем.
Стоя на этом холме 1 января 2009 года под огромными звездами на ночном небе я истово просила у Бога: «Всевышний, помоги мне, пусть меня окружают трезвые, осознанные люди!». Я долго повторяла эту просьбу в виде утверждения: «Меня окружают трезвые, осознанные люди».

Первое знакомство
с родноверами
На следующий день я случайно встретила на улице моего нового знакомого, о котором знала только, что он красиво поет славянские песни, играет на гитаре и имеет необычное имя Беловит. Он пригласил меня на праздник Яр-Дана, который должен был состояться 4 января.
Я пришла на этот праздник в джинсах — обычной для меня одежды зимой. Среди присутствующих все женщины были в юбках. Я спросила одну из них:
— Надо было придти на праздник в юбке? К сожалению, я не знала.
Она ответила:
— Не обязательно. Просто мы носим юбки для женской силы.
— Как это?
— Женское тело устроено так, что оно принимает энергию Земли-матушки, а юбка помогает закручивать торсионное поле Земли и направлять его в тело. Вот почему женщины в юбках более женственны. Дело не в одежде, а в женских энергиях.
Пожалуй, с этого разговора и началась череда моих прозрений и открытий и не заканчивается до сих пор.
Прекрасный праздник свадьбы Ярилы и Даны запомнился мне на всю жизнь. Нарядные родноверы в белых вышиванках разожгли на берегу моря костер. Был мороз, но солнце светило очень ярко. Начались славословия. Люди повторяли за обрядодеем Беловитом слова, которые показались мне такими ясными, словно я знаю их давно. Мне было понятно каждое слово, в то время как я ничего не понимала в христианских молитвах, хоть и силилась их понять.
Благодать праздника распространялась на все пространство. Неожиданно на море появилась лебединая стая. Лебеди подплыли к самой кромке воды и замерли, выстроившись клином, они как будто слушали славословия, летящие к Богам. Лебедей было ровно двенадцать!
Мне казалось, что я попала в сказочный мир, и этот мир был родным. Я настолько доверилась пространству, что без раздумий бросилась в холодное море следом за всеми участниками Водосвята. Из моря я вышла обновленной, понимая, что у меня началась новая жизнь.
Далее родноверы сели за стол. Как я ни присматривалась, но не увидела на столе вина.
— А вы разве не пьете вино по праздникам? — спросила я.
— Мы вообще не употребляем алкоголь, — ответили мне.
И я поняла, что это как раз то окружение, о котором я просила у Бога, стоя под звездами на Митридате. Наконец, я встретила единомышленников. Мои ощущения в тот момент можно сравнить с состоянием одинокого Гадкого Утенка из сказки Андерсена, который впервые увидел себе подобных — свою стаю лебедей.

Школа
Родной Веры
Судьба заботливо и быстро подвела меня к имянаречению. Уже через месяц, 7-8 февраля Родовое Огнище должно было проводить в Феодосии Школу обрядодеев. Ожидался приезд волхва отца Богумира и жреца Яровита. Поскольку в Крыму еще своего жреца не было, приезд волхва был поводом для проведения имянаречения. В разных городах Крыма люди готовились к этому обряду. В Феодосии несколько дней подряд глава родноверческой общины Богумир Потатуев проводил Школу Родной Веры.
Намечалось также в приезд волхва освящение капища, которое к тому времени построили на живописном холме феодосийские мужчины-родноверы.
Идя впервые на Школу Родной Веры, я зашла к соседке и пригласила ее на занятия. Она много читала эзотерической литературы, такая информация была ей интересна. После занятий Богумир спросил:
— Определились, кто из вас будет имянарекаться?
Неожиданно для меня моя соседка подняла руку.
Уже потом по пути домой она пояснила свое решение:
— Я подумала: вот мне уже почти 50 лет, а я еще ни одной большой ошибки в жизни не сделала, пусть, если и ошибусь, то хоть будет что вспомнить.
Сейчас я улыбаюсь, когда вспоминаю этот эпизод. Ведь моя соседка, заядлая туристка, даже не подозревала, в какое увлекательное путешествие отправляется в тот момент. Мы обе открыли для себя новый мир — волшебный, добрый, родной. Мы с большим интересом постигаем его законы, учимся творить и отвечать по этим законам. Мы привели в этот мир своих детей и любуемся, глядя, как они в нем крепнут, гармонизируются и наполняются счастьем.
А тогда, конечно, мы обе чувствовали, что делаем прыжок в неизвестность. И от этого захватывало дух.
Больше всего на Школе Родной Веры меня впечатлили слова Богумира Потатуева о двух мирах, один из которых — мир боли и страданий, где царствует разделение на добро и зло, Бога и дьявола, и потому всегда не прекращается борьба. Другой — мир Любви и Справедливости, основанный на законе взаимообмена, единства противоположностей.
Когда Богумир провел на доске черту между этими мирами и указал на поле Любви и Справедливости как на пространство, в котором живут люди с ведическим мировоззрением, я в тот же миг переместила себя всю в это поле. Как переместила? Силой веры, что так и есть. С тех пор я живу в этом мире.
7 февраля более 30 человек с разных городов России и Украины приехали в Феодосию, чтобы пройти обучение в Школе обрядодеев. Я тоже слушала лекцию о правилах проведения славянских ведических обрядов, и для меня приятным открытием стало то, что обряд может вести не только мужчина, но и женщина. А еще женщина может наравне с мужчиной достигать всех духовных уровней и даже стать волхвиней. От таких слов мое женское естество воспряло, начало оживать и подниматься чувство достоинства, подавляемое в женщинах христианством.
Однако я рассеянно слушала лекцию об обрядах, думая, что вряд ли стану обрядодейкой. (Эх, показать бы мне тогда картинку, как я веду славления на нашем капище!). Тогда же все мои мысли были направлены только на одно — имянаречение. Очень хотелось знать, какое у меня будет имя? Имянарекаться собралось 15 человек. Отец Богумир Миколаев предложил:
— Давайте сегодня проведем медитации по определению ваших имен, чтобы завтра не затягивать обряд.
Я немного расстроилась, ведь я увидела благословенный знак в том, что мой день рождения 8 октября и день духовного рожденья — 8 февраля имеют одно и то же число. Но ничего не поделаешь — и я стала в очередь к отцу Богумиру на медитацию. Однако, как только подошел мой черед, отец Богумир сказал, что он устал и больше сегодня медитаций проводить не будет. Я улыбнулась — знак был верным! Боги ведут меня.

Обряд
имянаречения
Впервые я увидела настоящее капище с каменным алатырем в центре обережного круга, выложенного камнями. Как объяснил мне потом отец Яровит, слово капище происходит от слова капь — лик Бога. Алатырь символизирует сердце Бога — центр Вселенной.
Волхв отец Богумир и жрец отец Яровит освятили капище и провели воскресное славление. Нас было много, мы вместе повторяли одинаковые слова и, взявшись за руки, ходили вокруг костра. Все это усилило энергию места. Даже солнце под конец выглянуло из-за туч.
Я стояла с закрытыми глазами и вдруг увидела живой огонь, словно очутилась внутри костра, но он не был горячим, это был или дух огня, или сущность самого Бога весеннего солнца — Ярилы. Я ощутила присутствие чего-то живого, мощного, огромного, но невидимого в физическом плане. Это «нечто» можно было увидеть только с закрытыми глазами, исполнившись особой силой.
Тогда я еще не знала, что волхв Богумир и жрец Яровит увидели, что капище связано с Богом Ярилой. Когда же они сказали об этом, я поняла, что Ярила открылся мне, благословил меня.
Когда подошла моя очередь идти на медитацию, я очень волновалась, ведь сейчас я узнаю свое имя, которое укажет мне на мое предназначение. Я абсолютно доверяла отцу Богумиру. Я видела, что он настоящий, искренний и преданно несущий свою миссию. Кроме того, для меня было хорошим знаком то, что он родом с Подолья — моей родины. Я очень радовалась, что именно он станет моим духовным Учителем.
Отец Богумир помог мне погрузиться в состояние дывления и расспрашивал об образах, которые я вижу. Эта информация плюс мое рождение, близкое к Покрове, позволили ему определить мое имя.
— Твое имя Православа — от богини Славы, покровительницы витязей, в тебе есть воинствующий дух, хоть внешне это не проявлено. А Права — потому что твое предназначение проповедовать духовные знания, идти путем Прави.
У меня выступили слезы оттого, что это имя такое значительное, духовное, мощное и что я, оказывается, его заслуживаю. Ведь я считала себя неудачницей, наделавшей много ошибок в жизни. Я почувствовала такую огромную благодарность к отцу Богумиру, что даже не знала, как ее выразить, я растерялась… Слезы нахлынули. И глазами, полными слез, я сказала: «Благодарю!»
Во время обряда имянаречения я получила еще один знак того, что все происходящее со мной — не случайно. Когда отец Богумир проводил часть обряда очищения, я услышала знакомые мне с детства слова. Моя бабушка каждый раз, когда кто-либо из внуков заболеет, приходила ранним утром со свежим яйцом от черной курицы и выкатывала яйцом, нашептывая очень похожие слова.
Вот я и вернулась к родным истокам. Печать крещения, закрывающая способности ясновидения и исцеления руками, была с меня снята. Я обрела родную веру — я стала родноверкой!
Имянаречение напоминает мне вливание ручейка в огромную мощную реку. Еще вчера я была одиноким ручейком, судьба которого зависела от многих внешних обстоятельств, допустим, не будет дождя и он пересохнет. А теперь я несу свои воды внутри русла большой реки, которая вливается в Вечность — в мир Прави.
Это вовсе не значит, что я потерялась, растворилась, утратила индивидуальность. Нет, для меня влиться в большую реку, значит войти в большую семью для того, чтобы эту семью укреплять, развивать, наполнять ее своей любовью и благодарностью, обогащать своей индивидуальностью.
Сначала я увидела свою семью в общине феодосийских родноверов «Криница Живы» и возрадовалась, что у меня такая большая дружная семья.
Затем я поехала на праздник Перуна в Духовный Центр Родового Огнища — село Раштовцы Гусятинского района Тернопольской области. И когда в этом живописном месте ночью среди костров на капище более 300 родноверов слаженно запели «Меч Арея», я ощутила, что это поет вся моя огромная семья, и мой дух во время этого пения усилился в 300 раз.
Эти моменты единения никогда не забываются, они дают каждому из нас, родноверов, большую силу. Когда мы все в одно и то же время проводим славления и обряды живоявления на капищах, мы чувствуем могучую силу этой большой семьи, соединенной с родными богами. Эта сила направлена на всю нашу планету, на ее оздоровление, очищение и процветание.
Но самое потрясающее, самое радостное открытие я испытала на следующий день после имянаречения, когда утром вышла на улицу исполнять свой многолетний ритуал — обливание холодной водой из ведра. В ведре для меня была уже не просто вода, а Дана-водица, родная сестрица. Я разговаривала с водой как с богиней, я ей улыбалась, посылала благодарность, и она одарила меня необыкновенной радостью.
Затем я подняла руки к небу и сказала: «Встает солнышко Красное, Дажбоже наш, мир светом озаряется, радостью полнится! Душа моя благодати хочет, ибо есть я внучка Дажбожья…».
Внучка… Я не просто произношу это слово — я так чувствую. Я говорю Солнышку: «Дедо наш!» с такой теплотой и любовью, как самому родному существу!
Разве может теперь мир казаться враждебным мне — внучке Дажбога? Нет! Мир стал моей любимой колыбелью! До чего же он добр ко мне! Как же он щедр со мной! Ведь я живу в мире любви и справедливости!
Удивительное состояние, похожее на влюбленность, не покидает меня уже более года. Я делюсь этим состоянием со всеми людьми, которые встречаются на моем пути. Из моих ладоней струится Жива. Какое счастье проводить ее в мир! Какое счастье видеть, как от этого светлеют близкие и все те люди, к которым прикасаются мои руки.
Если меня спросить, что мне дало имянаречение, я отвечу одним емким словом — счастье!

Елена Карелина (Православа)
E-mail: elena-karelina@mail.ru
а/я 83, Главпочтамт,
г. Феодосия, 98100

Добавить комментарий