Счастье — Жизни Суть

В зеркале эмоций
Человек анализирует прожитый отрезок жизни и вдруг замечает, что не все складывается, как хотелось, что ему не достает чего-то очень и очень важного. Конечно, не достает счастья. Счастья как состояния души и счастья как сложившейся судьбы. Вот и задумывается человек: где ты, счастье, есть ли ты вообще?
Старшее поколение на этот счет голову не ломало, идеология марксизма-ленинизма диктовала понимать счастье как борьбу за идеалы коммунизма, который мыслился не просто счастьем всего человечества, а величайшим счастьем. Оно украшалось цитатами классиков, воспевавших освобожденный труд, равенство, братство. Подрастающее поколение к цитатам прибавляло гамму чувств и мечтаний, в зеркале которых само слово «счастье» звучало, увы, как пустой звук.
Но вот в 70-80-х годах общество охватила эйфория: оказывается, каждый человек волен понимать счастье по-своему! Как «на вкус и цвет товарищей нет», так нет их в дискуссиях о счастье, воспринимай его как тебе вздумается.
И такой случился хаос в головах граждан, что пришлось уходящей в историю идеологии срочно здесь наводить порядок. Результат вылился в контрольную работу из фильма «Доживем до понедельника». Несколько строчек, похожих на тезис, потрясли общество: «Счастье — это когда тебя понимают!» Вот ведь как просто объясняется счастье, без разных там политических заморочек! Понимают тебя, значит, ты услышан, а раз услышан, то ты — избран. Избранник в итоге может потребовать абсолютное к себе внимание, пожелать что ему вздумается. Вот это счастье так счастье! Узнали потребительские нотки?
Начиная с «Понедельника» это вползала в сознание граждан Союза капиталистическая идеология, формировавшая представление о счастье как об удовлетворенности материальной стороной жизни — вещизмом, доходами, карьерой. Попросту говоря, новая идеология превращала счастье в товар повышенного спроса, чем и воспользовались социологи, психологи, нетрадиционные центры, школы разнообразных учений, кто стал предлагать методики и формулы счастья. Вчерашних строителей коммунизма принялись бойко прельщать «идеальным, универсальным, стабильным счастьем». Ну чем вам не торговля индульгенциями?
Самое неприятное, что в этой суете общество забыло (или презрело?) опыт великих просветителей прошлого, рассматривавших счастье как высший дар, который требовалось заслужить, выстрадать. Например, Леонардо да Винчи говорил, что «счастье достается тому, кто много трудится». Н. Добролюбов был уверен, «кто не страдал, не ошибался, тот цену истины и счастья не узнал».
Хотя же коммерческая идеология утверждает, что все на свете — это товар, даже чувства, счастье невозможно продать-купить, его немыслимо даже поймать. Недаром же его сравнивают с Жар-птицей, с «птицей завтрашнего дня». Неуловимость счастья давным-давно породила тенденцию отодвигать его в будущее. По словам Д. Писарева, «счастье всегда впереди, и это закон природы». Многие люди до сих пор верят, что это действительно так. Верили и мы, пока не убедились — никакого такого закона в природе не существует. Суждение Д. Писарева присуще революционерам. Ведь они сопоставляли счастье с коммунизмом, который всегда был в «прекрасном далеком».
Нынче, что интересно, о счастье перестали говорить в народе, среди молодых тоже ничего похожего не услышишь, зато торгуют счастьем налево и направо. Перепутав непостижимое состояние счастья с верой, надеждой, любовью, объясняют что-то свое личное, навязывают выдуманные правила, а люди не соглашаются принять чужую точку зрения. Одним легче заявить, что в счастье они не верят. Другие же, из когорты социологов «от нуворишей», уже делят нас на счастливых и несчастливых, точно так же, как разделено общество на богатых и бедных. А между прочим, обо всех одинаково можно сказать словами Серапиона Владимирского: «Звери, поевши, насыщаются, мы же насытиться не можем, того добывши, другого желаем». Получается, люди относятся к счастью как к разменной монете.
Вот и роятся мысли, вполне обоснованные: а есть ли оно на свете, это счастье? Если люди не понимают однозначно и емко смысла счастья, если выдумывают всякие там «формулы счастья», значит оно не существует?
Сразу скажем: влиять на ваше личное представление о счастье мы не собираемся, да и на роль учителей не претендуем. Просто предлагаем вместе с нами разобраться, что же оно такое, «прекрасное далекое»? Есть же само слово «счастье», значит, должно быть и четкое ясное объяснение этому феномену психики, или не феномену, а какому-то суррогату, запущенному в свет идеологами для успокоения верующих в счастье и посрамления сомневающихся.
Короче, никаких методик и формул, детских ликбезов и научных раскладок, никаких традиционных «верю-не-верю», а только бесстрастный поиск истины, пусть безжалостной, непредвиденной своим откровением, таящейся в ответе на вопрос: «Что есть счастье?»

И вечный бой…
Начнем с такого примера.
У слова «счастье» есть мрачный антоним «несчастье», смысл чего всем людям однозначно понятен. Это потеря имущества, здоровья, жизни. Ну разве не парадокс? Счастье люди толкуют по-разному, путано мотивируют, пространно описывают и не приходят к единому мнению, что же оно такое? Несчастье же понятно с одного слова — потеря.
Еще одно удивляет. Антонимы имеют загадочную связь между собой, что отражено в русских пословицах: «Не было бы счастья, да несчастье помогло» или «Боятся несчастья — не видать и счастья». Такое впечатление, что у людей главное чувство — несчастье, а не счастье, что счастье следует за бедой, что беда ведет на поводке счастье. Знаете, есть такие дуальные пары, как, например, «свет-тьма». Они взаимозаменяемы: «свет родил тьму», «тьма родила свет». Образы нам понятны, у них есть синонимы — ночь и день. После ночи наступает день, день сменяется ночью. Такое явление объяснимо с точки зрения философии и прочих наук. А как объяснить взаимозаменяемость «счастья-несчастья»? Разве что подставить слова-синонимы, «счастье — это «находка», «несчастье» — «потеря». Потеря, беда — это также синонимы смерти, антонима жизни. Получается, что «несчастье» — просто другое название «смерти»? Если так, то «счастье» будет синонимом «жизни».
Сразу же вспоминается, что авторитеты всех времен и народов охотно ставили знак равенства между счастьем и жизнью. В частности, то и другое отождествляли с борьбой. Вот лозунг Пьера Бомарше: «Жить — это бороться, бороться — это жить». И тезис Карла Маркса: «Счастье — это борьба». Борьба объявлена единственным условием как жизни, так и счастья, за которое надо еще побороться, причем это должна быть счастливая борьба, приносящая наслаждение, блаженство. Уметь за счастье воевать.
Настораживает? И как давно? Если еще не вдумались, соберите силу воли в кулак. Ведь по идее, счастье — состояние светлой одухотворенной радости, оно «торжество и венец бессмертной красоты, каким есть, — по словам Тараса Шевченко, — оживленное счастьем лицо человека». И вдруг — битва, война, страдания! Вечная борьба за освобождение, за освоение, за достижения. Борьба людей между собой и с внешними условиями за господство, за интерес… И это было идеологией, прочтите у Я. Свердлова: «Борьба людей и с внешними условиями и между собой за господство новых начал жизни полна захватывающего интереса. Принять участие в этой борьбе — огромное наслаждение.»
Фанатизм, которому нет конца и края, поскольку «бороться и искать, найти и не сдаваться» не вчера родилось и не древние греки придумали видеть в этом блаженство «подлинной страсти»! Наверняка в этой жуткой диалектике кроется Апокалипсис человеческого счастья, которое больше воспринимается, как мучения душевные и физические, как некие тернии, через которые земляне мечтают быть ближе к звездам. Звезд люди достигают только во сне, а в реальности звезды остаются таким же «прекрасным далеким», как и состояние счастья.
Теперь познакомимся с крылатой фразой В. Короленко: «Человек рожден для счастья, как птица для полета» и вдумаемся в смысл этих слов, ставших девизом российских ученых-психологов. Образы человека и птицы соединяет союз «как», уместный в сравнениях типа «девушка прекрасна, как роза», «глаза голубые, как майское небо». Здесь все понятно, все на месте. Но в короленковской фразе знак равенства между человеком и птицей выглядит аляповато.
Понятно, что птица создана для полета, для птицы способность летать — естественность. Богом данная ее жизнь. Но то, что человек для счастья создан, простите, чем и как оно доказано? Каким естественным процессом? Будь в нашем Создании (жизни) счастье таким же естественным явлением, как способность птицы летать, мы не ломали бы копья в споре, что именно делает нас счастливыми. Просто были бы все рождены в счастье и для счастья. Были бы счастливы естественно на протяжении всей жизни. Но такого же нет? Нет!
А вот российские психологи, отринув парадоксальность в словах В.Короленко, доказывают, что человечество на генетическом уровне запрограммированно быть счастливыми. Я, ты, он, она — все мы несем в себе ген неуловимого, неведомого счастья.
Вот бы порадоваться такому закономерному открытию, да радость не в сладость — в ней уже хорошенькая ложка дегтя! Какая? А вот какая: несмотря на этот ген, говорят нам ученые, не каждый человек способен быть счастливым. Многие из нас (понимай — тьма и тьма!) сами мешают собственной программе быть счастливыми.
Мы затрудняемся объяснить научное «собственная программа», что это за туманный процесс? Может, самоубийство? Наподобие того, что запрограммированный на жизнь человек взял да лишил себя жизни? Тем более, мы уже знаем, что жизнь и счастье — синонимы.
Психологи разделяют человечество на везунчиков и невезунчиков, а генетическую программу — на систему и случайность. Если у вас сгорел утюг, это не система, а случай. Бывает. Вам не повезло с модной техникой. Но если ваш домашний «электроцех» постоянно дымит и гаснет, то, согласитесь, это уже система, вас можно наградить словом «неудачник», а оно сродни несчастливчику, которого легко назвать несчастным человеком. И наоборот. Счастливчик, говорят, систематически держит в руках козырную карту — счастье, а его психологи называют «коэффициентом удачи».
Лет эдак 1500 назад философы учили верить, что счастье не помогает нерадивым, лживым, трусливым. Лет 100 назад к таким добавили безыдейных, а сейчас они все — невезунчики, «собственной программы» убийцы поневоле. Тьма нас, у кого не попадает «пуля в десятку», т.е. в банк с миллионами. Поэтому имейте в виду, невезунчики, как бы рьяно вы ни доказывали ученым стрелкам по мишени, что счастливы тем, что живете, мыслите, общаетесь, все равно не наберете и 2-х баллов из 200, определенных для везунчиков, кого льстецы называют «баловнями судьбы». Мы же эту категорию людей назовем своими словами, известными с глубокой древности — «прожигателями жизни». Жизни, понятие которой мы уравниваем с понятием счастья и друг от друга не отделяем.

Эффект счастья
Открытие российских психологов мы понимаем так: если человечесство в своих генах несет состояние счастья, то счастливым должен быть каждый! Любой человек — белый или черный, бедный или богатый — должен быть везунчиком. Скажете, такое невозможно как раз по причине существующего неравенства! Все верно, невозможно, потому что представление о счастье у человека всегда будет зациклено на материальных потребностях, рост чего всегда будет прямо пропорционален росту пресыщения, иже есть суть богатых. В этом случае понятие о счастье всегда будет «коэффициентом удачи». А для невезунчиков (т.е. бедных, обделенных людей) счастье всегда будет отодвигаться в будущее.
Но если человек в генах запрограммирован на счастье, это то же самое, что запрограммирован на жизнь, т.е. «рожден для счастья».
Давайте посмотрим, что нам говорит информатика слова «счастье»? Его не однажды разгадывали, на наш взгляд, недооценивая. Например, привлекая к анализу форму «соучастие».
Надо сказать, что «счастье» и «соучастие» — разные по значению слова, хотя же у них один корень — «часть».
Что такое часть? Она — частица, частота, чистота, честь. Как видите, основное, что должно определять жизнь человека. Например, он рожден жить с ЧАСТЬЮ Высшего, духовного. Жить с ЧИСТОТОЙ помыслов. Не забывать, что он — ЧАСТИЦА природы. Обязан блюсти свою ЧЕСТЬ. С + часть — полные слагаемые слова «счастье».
«Соучастие» же образовано от неполных слагаемых: «СО + УЧАСТИЕ». «У» — звук всегда предупреждащий. Там, где он открывает буквенную информацию, звучит условная незавершенность, неслитость, крайность, например: «У-МЕР» (находиться у меры, у края), «У-ЧАСТИ-Е» (находиться у части чего-то).
Не утруждая вас кругом поисков, посмотрим на слово «счастье» только сквозь призму старорусских слов « живот», «живата», «живица», т.б. «жизнь» — жи /СИ/, ви /ВА/, ца/ СТ/ складывается в слоги СЕ, ВА, СУТИ, стяжение которых видно в санскр. «СВАСТИ». Оно идентично укр. «ЩАСТИ». Оба означают пожелание счастья.
В дословной трактовке «счастье» раскрывается неким таинственным дополнением к смыслу жизни: «Жить с частицами жизни», или просто — «это жизни суть»
Что же может быть сутью жизни, какие такие частицы или частоты?
С этим вопросом мы связываем одно очень интересное явление психики, не подвластное никакому объяснению и не похожее на «дежавю». Попробуем хоть как-то его образно описать.
Все мы, так или иначе, но испытывали невероятное состояние души и ума, когда ни с того, ни с сего, совершенно неожиданно (без разных там медитаций) ощущали всплеск дивного самочувствия, вроде как открылись все тайны света. Цвет, речь, музыка воспринимаются по-особенному, в унисон. Себя, людей, животных, природу видишь иначе. Состояние окрыленное, восхитительное, легчайшее, по-детски беспечное. Все знакомо, все гармонично. Как только мелькнет мысль, что сейчас откроется что-то еще более прекрасное, как тут же все и пропало. Вдохнули глоток божественного мироощущения, и — нет его, как-будто погасили в мозгу свет, а мы вертимся кругом себя в тревоге: где же ОНО, что оно такое было? Мы в тяжком раздумье — не звоночек ли с того света?
Дивное это состояние мы назвали «сбросом в Памяти». Оно, на наш взгляд, не что иное, как отзвук истинного, Творцом данного естественного счастья — Сути жизни в Высшем Законе Единства,
Вывод следует нерадостный. Если люди несут в себе ген счастья, но счастья не знают, если время от времени подвержены эффекту «сброса в Памяти», значит, биосознание постоянно пробует вернуться в состояние счастья как доминанты здоровой, полноценной, одухотворенной жизни? Без этой доминанты, которую не заменят никакие искусственные «формулы счастья» и «пули в десятку», наш мозг функционирует в режиме механизма?
Не хотим никого расстраивать, но истина одна-единственная: человечество лишено счастья от Сотворения Мира!
Задавшись целью ответить, куда подевалась Суть жизни, почему, маскируясь под разные эмоции, чувства, страсти, далекие от истинного назначения счастья (оно осталось в зыбком эффекте «сброса в Памяти»), мы отправимся в те далекие времена Сотворения Мира, чтобы понять: все началось с первородного греха.

Тамара и Виктор Плак,
с. Абрикосовка, Кировский р-н
(Продолжение следует)

Добавить комментарий