Тайны, разгаданные на том свете

«Войны — наиболее благоприятный полигон для тех, кто изучает проблемы, связанные
с состоянием после смерти».
Камилл Фламмарион

Открытие полковника
У полковника Британской армии Гаскуани было довольно редкое для военных, особенно его ранга, увлечение. Он был страстным поклонником спиритизма. А однажды изобрел уникальный способ общения с умершими.

Со своим удивительным открытием полковник ознакомил жену с дочерью, и после его смерти они регулярно с ним общались. В 1940 году, когда на Англию посыпались немецкие бомбы, он вышел с ними на связь и попросил устанавливать контакты с погибшими солдатами. Информация, полученная ими от убитых солдат, не только поражала воображение, но и имела большую практическую ценность. Те, рассказывая о том, как и при каких обстоятельствах были убиты, заявляли, что, если бы знали, что с ними такое случится, то вели бы себя совсем по-иному. Из этих свидетельств можно было бы составить самую настоящую инструкцию по поведению в бою, и убитых тогда бы было намного меньше.
Сообщение морского пехотинца:
«Во время сражения я находился на танкере. Когда он подорвался, мы все моментально пошли на дно. Я не мучился, а даже наоборот, был очень удивлен вдруг откуда-то появившейся у меня чудесной силе, позволявшей отталкивать от себя разные корабельные обломки. Через какое-то время я вдруг осознал, что мы находимся на большой глубине. Двигались мы легко, свободно и даже дышали, правда, это было какое-то другое дыхание. Вдруг мы обнаружили, что среди нас появился какой-то незнакомец. Его одежда была совершенно сухой, и он шел так, как будто вокруг не было никакой воды. Шагали мы бесконечно долго. Когда я остановился, то незнакомец положил мне на плечо руку и сказал: «Вы должны идти до долины Тени смерти, и только оттуда вы сможете вернуться назад». Вскоре мы приблизились к чему-то, похожему на сад. Он прилегал к склону холма и не имел ни начала, ни конца. Тут я осознал, что воды вокруг уже нет. Незнакомец предложил нам отдохнуть — я присел на траву и сразу же уснул. Проснувшись, я долго не мог сообразить, где я и как здесь очутился. Увидев незнакомца, я спросил его, откуда он и почему привел нас сюда. Он ответил: «Я простой моряк, как и вы, но пришел сюда раньше вас и подумал, что смогу вам помочь». Только позднее мы поняли, что умерли, но все вокруг так отличалось от земного, что я не мог в это поверить. Это было здорово, по-настоящему здорово».

Убитые солдаты рассказывают
Сообщение еще одного солдата:
«Меня зовут Симсон, числюсь я среди убитых. Я должен был бы вернуться домой, но не могу покинуть друзей. Я мог бы оказаться на родине со скоростью мысли — время теперь не имеет значения. Но если я потеряю контакт с ребятами, будет довольно трудно их разыскать. Я чувствую, что мы можем здесь кое-что сделать, и если это так, то мы должны продолжать сражаться. Кто жив, а кто мертв? Я не очень-то хорошо это понимаю. Все так похожи, только вот мертвые более энергичны и не устают. Я продолжаю здесь ту же работу под руководством того же офицера с большинством старых друзей. Мы работаем для тех, других, еще живых. Нам случается проводить налеты на врага, используя мысленное оружие. Это фантастика! Теперь мы можем буквально все, и что самое невероятное — мы здесь все счастливы. Мне совершенно безразлично, что я расстался со своим телом. Но у тех, других, оставшихся на земле, столько трудностей, что наш долг поддержать их».
Вот сообщение от некоего Джонсона:
«Никогда не думал, что придется пройти через такое. Я не знал, что значит умереть, думал, что после смерти все заканчивается навсегда. Обстановка порой была такой, что я не понимал, как мы еще держались. И вдруг все кончилось, и я почувствовал себя совсем свежим. Я полон сил, усталость исчезла! Однако я еще не понимал, что отдал концы. Передо мной лежало мое собственное продырявленное тело, а я все равно не верил. И даже пытался оттащить его от пушки. Вокруг никого не было, и мне показалось это странным. Потом я увидел капитана. Он подошел ко мне, и я показал ему на его тело. Он задохнулся, а потом заявил: «Вот это да! Ну и планетка! Но думаю, что стоит продолжать». Я ответил: «Так точно, капитан, но как?». Он сказал совсем как прежде: «Конечно, надо зарядить пушку, болван». К нам подошло множество людей неясной расплывчатой формы, чтобы помочь. Нельзя сказать, что пушка выстрелила в буквальном смысле слова, но снаряды вылетели — я их видел! Самолеты, кружившие над нами, вдруг начали терять высоту и падать. Я не поверил! Не было никакого звука, выстрел был бесшумный. Тем не менее, мы почувствовали отдачу пушки! Все это нас здорово обнадежило».
В заключение Джонсон признался, что это было его первое настоящее приключение.

Тайна гибели дирижабля
Лондон, октябрь 1930 года. Национальная лаборатория психических исследований. За дверью этого таинственного учреждения состоялся спиритический сеанс, на котором присутствовала вся журналистская братия. Когда на связь вышло нечто, назвавшееся Кармайклом Ирвином, все были просто в шоке. Это был капитан дирижабля, потерпевшего на днях страшную катастрофу. Вскоре Кармайкл уже рассказывал историю гибели дирижабля — с его языка то и дело сыпались технические и авиационные термины. Из его рассказа выходило, что сначала засорился маслопровод, а затем отказало рулевое управление. Аппарат стало бросать из стороны в сторону, пока не начался пожар. Спастись не удалось никому.
Весь этот удивительный рассказ тщательно застенографирован. В происходящее просто не верилось — казалось бы, ничто и никто уже никогда не прольет свет на тайну этой страшной катастрофы. Но невозможное все же стало возможным, и многие газеты опубликовали столь сенсационный материал. А через три дня в лабораторию психических исследований явился некий мистер Чарлтон. Им оказался инженер, принимавший непосредственное участие в разработке злополучного дирижабля. Изучив стенографический отчет, он был просто потрясен: «В этом поразительном документе, содержащем подробное описание всего, что произошло с кораблем в тот роковой день, приведено более 40 чисто технических деталей, оценить смысл и важность которых может лишь специалист». В результате официального расследования этого происшествия, было установлено, что сообщение Кармайкла Ирвина полностью совпадает с тем, что «накопала» специальная комиссия.

Увлечение или путь в Шамбалу?
В это трудно поверить, но путь Николая Константиновича Рериха в Шамбалу начинался со спиритических сеансов. В 1901 году он пишет жене:
«Вчера со мной произошел курьезный случай. Сочинил я эскиз «Мертвый царь», где скифы перед похоронами возят тело умершего царя по его владениям. Вечером же был у знакомых, где меня втянули в «столоверчение», в которое я совсем не верю. Можешь представить себе мое изумление, когда на мой вопрос: «Какой из моих сюжетов лучший?», раздалось выстукивание слов: «Скифы хоронят мертвого человека». Никто из присутствующих не знал и не мог знать этого сюжета, ибо сочинил я его в тот же день и никому еще не рассказывал. Вот это чудеса!»
Вот как их современник Владимир Крымов описывает эти сеансы:
«У художника Рериха в Лондоне устраивались спиритические сеансы. Я хотел попасть на сеанс, но туда пускали только «своих», способных понять и принять. Я же слыл скептиком. Но на моем присутствии настаивал сам Рерих, и в конце концов, меня все же пригласили. Елена Ивановна потом призналась, что всю эту сверхъестественность и таинственность устраивали лишь для того, чтобы приободрить упавшего духом Николая Константиновича. И Рерих не только приободрился — он поверил в происходящее и, более того, увлекся этим занятием. Он садился за круглый столик с большим белым листом бумаги, ему давали в руки карандаш. И он, как бы в забытьи, начинал водить по бумаге карандашом…»
Уже намного позже Николай Константинович и его жена Елена Ивановна стали членами Лондонского Теософского общества. Здесь они с помощью спиритических сеансов проводят опыты по установлению диалога с Учителями. Первый несомненный контакт произошел в 1921 году — это был контакт с Махатмой М., одним из Учителей загадочной Шамбалы. С той стороны прозвучало: «Детей необходимо отучать бояться привидений. Так называемый могильный холод — это не что иное, как обычная химическая реакция при взаимодействии тончайших энергий с нашим грубым миром:»
Рерихи были также предупреждены о предстоящем страшном голоде:
«Запаситесь сухой провизией, по крайней мере, на месяц и имейте при себе необходимые вам медицинские препараты. Может быть задержка и недостаток во всем. Очень прошу не распространять этих сведений, чтобы не натворить бед паники, которая на вас же обрушится. Лучшие будут спасены, но спасти всех — невозможно».
А что же современные ученые? Владимир Ефремов — ученый-физик, которому довелось побывать в состоянии клинической смерти. Ученым оставался он даже в столь трагический момент и проводил исследования «того света». Когда же, выкарабкавшись, открыл глаза, то первым делом произнес: «Конца нет! Там тоже жизнь, но другая. Она лучше!»
А поистине невероятные опыты показали, что главной творческой силой и средством передвижения там является мысль. Времени в его земном понимании в том мире просто нет: прошлое-настоящее-будущее существуют там одновременно. Ефремов также сообщил, что «по тому свету» его вел некто вездесущий, не ведающий границ и обладающий неограниченными возможностями и способностями.

Владимир Лотохин
г. Златоуст Челябинской обл.

Добавить комментарий