Танец на песке

Продолжение.
Начало в №2/2011

Среди эзотериков нет единого мнения, но полагают, что кинестетики — изначальная раса Людей-Видящих, воспринимающих мир многогранно и глубоко, а визуалы, аудиалы — побочные ветви, возникшие от недозволенного скрещения с биороботами, не обладавшими сущностным восприятием и потому ориентировавшимися на цветоформу и звук, чисто внешние показатели.
Надо сказать, что обычные люди не могут развить в себе видение, т.к. они ненормально боятся страдать, у них очень низкая энергоемкость, и от большого количества Силы (а боль всегда несет в себе больше Силы, чем человек способен усвоить в текущий момент) перегорают и отключаются, выпадают в осадок психологической самообороны от Истины. Поэтому суть испытания во все времена и у всех народов заключались в проверке, как человек относится к боли. Если он не умеет ее принимать и терпеть, то он всегда будет невротически искажать поступающую информацию — так, чтобы она его не беспокоила, и вместо истинного решения проблем — обрастать скорлупой, твердой коркой. Для таких лучше всего не знать, а жить по законам, написанным для них Видящими. Что и было реализовано в принципах теократии, но впоследствии выродилось в тиранию утративших видение — потому что поддались на искушения сердца.
— Запомни: сердце всегда готово тебя обмануть, выдавая желаемое за действительное. Знание сердца есть знание о твоих потребностях, слабостях и недостатках, не о Реальности. Но Устремление к Наилучшему никогда не обманет. Если же тебе лень устремляться, значит, ты безразлична к своей судьбе и Душа в тебе еще не проснулась — ты плывешь по течению имплантированных в твою психику стереотипов, даже если тебе они кажутся «здравыми» и «прогрессивными». Нечего удивляться — именно под этими ярлыками их и внедрили.
Породу аристократов всегда выводили от победителей в Испытаниях Посвящения, чье устремление превозмогало все обстоятельства — чтобы, возогреваясь из поколения в поколение, довести его до накала, способного полностью претворить Тело Дракона — Землю Иллюзий, Хранительницу и Твердыню Чести Богини-Девы — и утвердить Образ Должного, пусть даже вопреки очевидному. Только предельная устремленность всегда попадает в цель, достигает познания Истины и обретения Счастья.
Интересно сравнить слова: Истинная Реальность, ИСТА РЭЙА (Истарь) и Астарта. Ведь многие не догадываются, что и КРЕСТ — это символ Астарты как Божества Абсолютной Реальности: ослепительно яркий момент сопряжения Бытия и Сознания, он же — духовный оргазм Озарения, т.е. последовательная разрядка напряжения каждой чакры вверх (она же Лестница Радости, Мост-на-Небо, или попросту — Раду-Га), в отличие от плебейской привычки «кончать» вниз, падая в несознание, скатываясь к осуждению и отрицанию невмещенного. И крест должен быть обязательно в круге: ведь упорядочить можно лишь ограниченное пространство.
Выход из ограниченности круга, из выработанного (исчерпанного) за один цикл пространства — в бесконечности времени — открывает фигура расширяющейся при каждом новом обороте пентаграммы, т.е. пятиконечной звезды: это символ живого, осознающего, саморазвивающего и самосовершенствующего пространства игры перманентных стихийных сил, поддерживающих друг друга (АУЭОИ — мантра их круговращения). Оно раздвигается до бесконечности, сохраняя внутреннюю гармонию (и озаренность). Потому-то Астарту и называет Звездой Короля, Звездой Царствования, Царственного Пути через Бесконечность. Она же Лада — Ладья Миллионов Лет, на которой Боги странствуют в Необъятности, не лишаясь Блаженства и оставаясь Богами. Высшее достижение смертного — удостоиться чести быть взятым в Ладью в качестве свиты одного из ее девяти Божеств, в совокупности воплощающих Деву-Богиню, Непостижимую Бесконечность, в мире форм и имен.
Наше великое горе в том, что по большому счету мы все необразованы, не осведомлены и обмануты искаженной, нагло изрезанной и подтасованной информацией: иудаизм, христианство, ислам уничтожили все аутентичные, региональные очаги Истинного Знания — храмы и культы местных Богов, оставив только себе привилегию владеть Истиной и беззастенчиво присваивая себе все идеи, сюжеты и персоналии местных традиций, объявляя при этом себя избранными носителями откровения «Главного Бога», но не родив самостоятельно ни одной качественно новой, интегрирующей концепции. Но, будучи сами, по меткому определению Е.П. Блаватской, всего лишь региональными культами, порожденными духом своего времени, они изначально не стали и не имели возможности стать той тотальной, в высоком смысле всеобъединяющей и всесогласующей, Силой, которая вправе править всеми от имени Высшего Божества, и на привилегированное положение в рядах которой они претендовали. И все превратилось в насилие, лицемерие и мракобесие, моря крови во имя нелепых лозунгов. Ну кто же станет всерьез подчиняться арабу только за то, что он рожден ближе к Мекке? Или еврею — за то, что он к нам приехал из Иерусалима? Подлинно, «взявшие ключи разумения сами не вошли и хотящим войти воспрепятствовали». Все ответвления религии Мужепочитания построены на центробежном принципе размежевания и подавления несогласных, что противно по духу Истине — всевмещающей. Нечего удивляться, что время патриархальных культов проходит и уступает место Единой Мудрости, возвращающейся в очередной раз из Забвения-Небытия.

Аскольд еще дал ей курительные палочки и попросил танцевать абсолютно свободно, импровизируя, но обращая внимание на изолированность движений рук и движений ног. Илоне понравились облака и спирали дыма, которые вытекали из ее рук — но они были просто случайными увлекающими миражами, сменяющими друг друга, захватывая и высасывая энергию осознания. В этом было много эмоций, но результат нулевой, только видимость некого происшествия — движения рук создавали томление, которое как-то должно было разрешиться активными выплесками в движениях торса, ударах бедер и ног. А вот ноги уже создавали нечто вещественное — рисовали узоры, следы: выписывали косички, волнистые линии, «веточки с ягодками» и другие орнаменты, а знаменитый, известный танцовщицам «виноградный шаг» оставлял за собой след-ограду в виде пересекающихся ломаных линий с ромбами в месте пересечения. Ила уже с интересом взялась за исследование всех известных ей танцевальных проходок, каждый раз удивляясь, что, исполняя это на сцене, она никогда не задумывалась о рисунках, которые создает. А ведь это было бы так естественно, так очевидно просто! Даже страшно подумать, насколько мы не осознаем того, что полностью на виду. Как безответственно относилась она раньше к танцу! И как много невосполнимого времени, сил вкладывала в мечты, не принесшие ничего, кроме усталости…
Все, что мы собираемся сделать, рассеивается, как дым.
Все, что мы делаем — оставляет следы…
Можно пройти по чужим следам. Можно дополнить, исправить или перечеркнуть оставленное другими. А можно оставить свой новый след. Можно вообще пробежать, как мысль, «между строк», оставляя лишь многоточие своих легких, пунктирных следов… И, наконец, можно вовсе смешать и стереть все следы, свои и чужие, освободив место для нового танца. И те, и другие, и третьи, и пятые, и десятые — все нужны; в этом и заключается разнообразие и богатство возможностей, предоставленных жизнью. Лишь бы наш выбор всегда был осознанным.
Ила самозабвенно кружилась в танце — и все, о чем у нее никогда не получалось подумать как следует, вдруг стало явным и ясным перед глазами ума и сердца. Материал для всех наших иллюзий, которыми мы так усердно тешим себя — да себя ли? — лишь Торжествующее Ничто, Песок Одиночества, Песок Времени, засыпающего даже память… на нем я здесь и сейчас рисую вечный узор под аккомпанемент морского прибоя и крики чаек, смеющихся над гротескностью мира. Они-то знают. Но ради этого Знания им пришлось умереть.
Она ощутила песок как мириады истертых жизней, как рассыпающийся под ногами неуловимый Смысл Бытия. Да, так бывает, когда никто не способен понять друг друга, ничто не склеивается ни с чем и Вода Жизни — Энергия — утекает сквозь, не в состоянии ничего породить. Песчинки — все одинокие души, иссохшие от гордыни, в любви к себе неспособные соединиться с другими, самозацикленные в своих иллюзорных мирах, миражах в пустыне. Символ такого предельно жесткого и бесплодного «эго» — анчар, ядовитое дерево, истекающее отравой собственной злобы. Оно делает смертоносной всю атмосферу вокруг себя, оно никому не позволит рядом с собой расцвести и порадоваться бытию, ибо оно — воплощение Духа Пустыни (ненасытно-голодный огненный джинн похоти-гнева, Айшма). Символ авторитарной религии, порождающей авторитарность мышления: массовое безумие, одержимость «все-бесием», причем каждый из бесов искренне мнит себя Всевышним Господом и все они жаждут испепелить друг друга для доказательства своей правоты. Гордыня, которая иссушает. Религия, нашептанная Духом Пустыни, несет все его черты. В Крыму она не нужна, если мы не хотим превращения Крыма в подобие аравийской пустыни. Надо заметить — с тех пор, когда в духовной атмосфере нашего полуострова усилился исламский элемент, географический его климат стал более жарким, засушливым. Так куда мы идем? А точнее, куда ведут нас, не зрящих, слепые?

Как всегда, ничего ей конкретно не объясняя, одним лишь своим присутствием, Аскольд сумел вызвать у Илы особое состояние видения. В этот раз ей открылся пласт информации о Странствующих Танцовщицах-Жрицах и о значении разных деталей костюма. Надо сказать, что танцуют они обнаженными, украшенные лишь драгоценными инструментами накопления и распределения Силы. Для вызывания Высшей Сущности Жрица танцует в «костюме» из драгоценных камней, концентрирующих энергии чакр, а макияж воспроизводит Маску Богини. Это ей помогает настроиться, вжиться в образ «Распределяющей Все Потоки». Крупные камни ее наряда являются Зернами Намеревания и представляют идеи, а мелкие — средства осуществления этих идей, ресурсы материальных стихийных сил.
Так, например, бисерная бахрома на бедрах содержит число висюлек, увенчанных яркой капелькой, кратное 13х9х40, т.е. «очень много», и означает кольцо умножающей силы, в нем Плодотворность Намеревания — Круг Земных Дакинь как поле осуществления замысла средствами всего множества материальных качеств природы. Это зерна малых светов, рассыпаемые вокруг, удобряя, умилостивляя и подготавливая почву к посеву новой идеи. Генерируется это поле путем вращения бедрами, когда все эти бусинки, стеклышки, камушки подымаются (активируются), образуя нечто вроде сатурновского «кольца» — это кольцо малых сил, исполнительных, которые всегда готовы без дополнительных разъяснений поддерживать своего господина (ума) и дружно бросаются исполнять его едва высказанное желание. Они без ума и без рассуждения, исполнены исключительной личной преданности. Какой бы царь не мечтал о подобной свите? Но получает ее только тот, кто накормит ее… вниманием-памятованием, устраивая периодически ритуалы и обращаясь кратко каждый раз при начале нового дела: прося поддержки у Дакинь (которые только того и ждут). Это поле затем раздваивается, поляризуется с помощью движений «восьмерок», после чего энергия осуществления активно выплескивается остро акцентуированными ударами бедер. Тряски же в общем случае растормаживают и возбуждают силу размножествления (создающую множество вариантов-отражений), заключенную в бедрах женщины, не придавая ей какого-либо конкретного направления, поэтому хороши перед всей комбинацией.
Например: тряска (стихия Эфир, гласная А) — вращение (стихия Вода, гласная У) — восьмерки (стихия Земля, гласная Э) — удары (стихия Воздух в ипостаси Ветра, гласная О) — продольная волна торсом (стихия Огня, гласная И) — опять тряска. В конце она помогает ассимилировать, подобрать избыток Силы, рассеянной в пространстве магического круга, где происходило действо танца, после введения в вертикаль ее основного потока (волна торсом, поднимающая энергию), чтобы она не досталась лярвам, которые поторопятся все исказить, переразвить, поначеркать свои уродливые мнения и комментарии поверх Идеальных Линий Откровения. В частности, мозаичный пол служит для разбивания и рассеяния нежелательных коагуляций, образованных лярвами. Он также служит местом для сброса танцовщицей негативной энергии, когда в медитации-трансе (путешествии в Тонком Мире) она вдруг наткнется на негативные полосы эманаций. Такой пол является обязательным также и в Храме — все должны переступать через него, чтобы очиститься от негативности перед вхождением в Святилище. А негативность на бытовом уровне — это дурная привычка огульно все отрицать, осквернять святое, подвергать сомнению и глумлению все прекрасное, доброе — как нашептывают нам бесы. И как прохождение данного Порога сопровождается пением определенных молитв и духовных стихов-заклинаний, так и начало танца, когда Могиня преодолевает трудности вхождения в тонкое состояние левитации, сопровождается соответствующими песнопениями и музыкой, главным элементом которых является ритм. Африканские барабаны (четкие удары и россыпи, стукоток) дают представление о мозаичной энергии этой Границы. Потому и в восточном искусстве быстрая пляска под барабан всегда так любима — она помогает танцору и зрителю сбросить груз негативности, оскверняющей Бого-Природу нашего бытия и ощутить предвестники райского состояния — взлета, парения.
Ритм и движения ног в магическом танце осуществляют конкретное делание, тогда как мелодия и движения рук — нагнетают астральную силу. Движения шеи и головы выражают главное направление, цель и замысел всего действа, а движения торса осуществляют связь между уровнями сознания-бытия (между чакрами). Намеренной, целенаправленной координацией этих разнообразных движений Ведьма колдует — т.е. выплавляет жребии для всего того, что входит в круг ее личной ответственности (Круг Внимания). Медитация-транс, когда она медиумически отдает себя воле духов, необходима ей для ориентировки — всегда можно что-то заметить, какое-то изменения поля, которое «волевые» маги не видят из-за своей сильной воли, которая сама по себе экранирует любое воздействие на них самих. Во время ее медитации-транса каждый жест, поза танца становится объективизацией энергоинформационных процессов обмена Земли и Космоса, а попросту говоря, их взаимной Любви… Владеющая двумя потоками — восприятия и воле-устремления, допущенная к целеполаганию, Жрица-Танцовщица превосходит любого мага. Но результаты ее глобального действия могут быть и увидены, и оценены только на расстоянии. «Лицом к лицу лица не увидать»…

Ольга Афанасьева
www.InisVirgin.narod.ru
(Окончание следует)

Добавить комментарий