Теория Вселенной и объективная реальность

Продолжение.
Начало в №19/2011

Кстати, о жизни. Проблемы с представлениями присутствуют не только у физиков-теоретиков, но и у биологов, и у медиков. До сих пор ученые, изучающие жизнь, не могут объяснить природу жизни — каким образом те же самые атомы, соединяясь между собой в одном пространственном порядке, представляют собой мертвую материю, а в другом — живую. Зачем обращать внимание на такие «мелочи», живая материя существует, так зачем выяснять, как это произошло!?
Но, тем не менее, и биологи, и медики считают себя экспертами в вопросах жизни. На вопрос о том, как происходит развитие эмбриона человека (как и любого другого живого организма), бравые биологи и медики, с великой верой в свои знания, часто со снисходительной улыбкой к вопросу невежды, лихо отвечают: «В разных зиготных клетках (клетках эмбриона) появляются разные гормоны и ферменты и, как следствие этого, из одной зиготной клетки развивается мозг, из другой — сердце, из третьей — легкие и т.д.».
Опять-таки, классическое «объяснение» из школьной программы из учебника 8-го класса. Другого объяснения просто не существует, даже у академиков и докторов наук как биологических, так и медицинских. Стоит только копнуть немножко глубже и ответа… просто нет!
Любой эмбрион развивается из одной оплодотворенной яйцеклетки, которая начинает делиться. По законам гистологии (науки о клетках), подтвержденным практическими наблюдениями, при делении одной клетки возникают две, абсолютно тождественные друг другу клетки. Когда они в свою очередь делятся, возникают четыре тождественные клетки и далее: восемь, шестнадцать, тридцать две, шестьдесят четыре и т.д. Другими словами, все клетки эмбриона имеют тождественную генетику и являются копиями одной оплодотворенной яйцеклетки. И в силу этого факта возникает вопрос: каким образом в абсолютно тождественных клетках появляются разные гормоны и ферменты?! И, как это ни странно, этот вопрос ставит в тупик любого биолога или медика. И единственное, что можно услышать в ответ: «Одному Богу известно!» Не правда ли, интересный ответ для ученого? И что любопытно — практически в любом положении, утверждении или законе современной науки при внимательном анализе можно откопать Господа Бога, что только подтверждает факт скрытия в постулатах науки все того же Господа Бога.
Естественно, постулирование необходимо, только временное. Невозможно объяснить все сразу. Но после объяснения принципиальных моментов, необходимо вернуться и объяснить временные постулаты, которые ранее вводились без какого-либо объяснения. В этом варианте временное постулирование играет положительную роль. Но проблема в том, что современная наука НЕ имеет временных постулатов. Все ее постулаты — абсолютны по своей сути, и никто и никогда даже не пытался дать им какое-либо объяснение. Именно в этом случае постулаты превращаются в «божков» от науки, именно в этом случае наука превращается в религию. И самое любопытное то, что сами ученые даже не задумываются об этом, практически все принимают данное положение вещей как должное и даже не видят самой проблемы. Именно подобная слепота и привела к тому, что современная наука превратилась в религию, а ученые — в ее священников. И подтверждением этому служат высказывания крупных ученых о том, что для того, чтобы называть себя ученым, человек должен сохранять здоровый скептицизм и не доверять своим глазам, ушам, фактам и доказательствам, а твердо стоять на позициях своей науки. Весьма красочный пример превращения науки в религию…

А теперь давайте посмотрим, на каких таких китах стоит современная наука естествознания. Основными китами можно назвать несколько постулатов современной науки:
— постулат сохранения материи,
— постулат однородности Вселенной,
— постулат скорости света.
Постулат сохранения материи гласит, что материя никуда не исчезает и не появляется из ниоткуда. Причем, под материей понимается только физически плотное вещество, имеющее четыре агрегатных состояния — твердое, жидкое, газообразное и плазменное. И все. Эти ошибочные представления о материи как таковой даже близко не отражают сути реального понятия оной, а экспериментальные данные, полученные с помощью более совершенных приборов для исследования микро— и макромира, полностью опровергают современные представления о природе материи. Физика элементарных частиц и астрофизика получили результаты, поставившие ученых в тупик. Массы новых частиц оказывались порой на порядки больше совокупных масс частиц, их образующих, и наличие во Вселенной dark matter (темной материи), составляющей 90% массы материи, которую почему-то никто не может ни увидеть, ни «пощупать», говорят о серьезном кризисе с постулатом сохранения материи. Нужно или признать, что понятие о материи у современной науки неправильное, или что постулат сохранения материи не верен. Но в том виде, в котором этот постулат существует сейчас, он совершенно не отражает действительность. Постулат сохранения материи является одним из тех немногих постулатов современной науки, которые были наиболее близки к истине. Достаточно только расширить границы понимания того, что такое материя, и этот постулат приобретает истинность.
К сожалению, этого нельзя сказать о постулате однородности Вселенной и постулате скорости света. Но именно эти два постулата являются фундаментом Специальной и Общей теорий относительности А. Эйнштейна. Хотелось бы внести некоторые уточнения. Вне зависимости от того, верна эта теория или нет, считать Альберта Эйнштейна автором этой теории было бы неправильно. Все дело в том, что А. Эйнштейн, работая в патентном бюро, просто «позаимствовал» идеи у двух ученых: математика и физика Жуля Анри Пуанкаре и физика Г.А. Лоренца. Эти двое ученых в течение нескольких лет совместно работали над созданием этой теории. Именно А. Пуанкаре выдвинул постулат об однородности Вселенной и постулат о скорости света. А Г.А. Лоренц вывел знаменитые формулы. А. Эйнштейн, работая в патентном бюро, имел доступ к их научным работам и решил застолбить теорию на свое имя. Он даже сохранил в «своих» теориях относительности имя Г.А. Лоренца: основные математические формулы в «его» теории носят названия «Преобразования Лоренца», но, тем не менее, он не уточняет, какое отношение к этим формулам он имеет сам (никакого) и вообще не упоминает имя А. Пуанкаре, который выдвинул постулаты. Но почему-то дал этой теории свое имя.
Весь мир знает, что А. Эйнштейн — Нобелевский лауреат, и все не сомневаются в том, что эту премию он получил за создание Специальной и Обшей теорий относительности. Но это не так. Скандал вокруг этой теории, хотя он и был известен в узких научных кругах, не позволил Нобелевскому комитету выдать ему премию за эту теорию. Выход нашли очень простой — А. Эйнштейну присудили Нобелевскую премию за… открытие Второго закона фотоэффекта, который являлся частным случаем Первого закона фотоэффекта. Но любопытно то, что русский физик Александр Григорьевич Столетов (1830—1896 гг.), открывший сам фотоэффект, никакой Нобелевской премии, да и никакой другой, за это свое открытие не получил, в то время как А. Эйнштейну ее дали за изучение частного случая этого закона физики. Получается полнейшая несуразица с любой точки зрения. Единственным объяснением этому может служить то, что кто-то уж очень хотел сделать А. Эйнштейна Нобелевским лауреатом и искал любой повод для того, чтобы это осуществить. Пришлось «гению» немножко попыхтеть с открытием русского физика А.Г. Столетова, изучая фотоэффект, и вот — родился новый Нобелевский лауреат…
Нобелевский комитет, видно, посчитал, что две Нобелевские премии для одного открытия многовато и решил выдать только одну — «гениальному ученому» А. Эйнштейну! Разве так уж важно, за Первый закон фотоэффекта или за Второй, выдана премия? Самое главное, что премия за открытие присуждена «гениальному ученому» А. Эйнштейну. А то, что само открытие сделал русский физик А.Г. Столетов, это уже мелочи, на которые не стоит обращать внимания. Самое главное — то, что «гениальный» ученый А. Эйнштейн стал Нобелевским лауреатом. И теперь практически любой человек стал считать, что эту премию А. Эйнштейн получил за «свои» великие Специальную и Общую теории относительности.
Возникает закономерный вопрос: почему кто-то очень влиятельный так уж хотел сделать А. Эйнштейна Нобелевским лауреатом и прославить его на весь мир как величайшего ученого всех времен и народов?! Должна же быть этому причина? А причиной этому были условия сделки между А. Эйнштейном и теми лицами, которые сделали его Нобелевским лауреатом. Видно, очень уж А. Эйнштейну хотелось быть Нобелевским лауреатом и величайшим ученым всех времен и народов! И, видно, этим лицам было жизненно необходимо направить развитие земной цивилизации по ложному пути, который, в конечном итоге, ведет к экологической катастрофе. И А. Эйнштейн согласился стать инструментом этого плана, но предъявил и свои требования — стать Нобелевским лауреатом. Сделка была совершена, и условия этой сделки были выполнены. К тому же, создание образа гения всех времен и народов только усиливало эффект для внедрения в массы ложных представлений о природе Вселенной. Думается, необходимо по-другому взглянуть на смысл самой знаменитой фотографии А. Эйнштейна, на которой он показывает всем свой язык?! Высунутый язык «величайшего гения» приобретает несколько другой смысл, ввиду вышесказанного. Какой?! Думаю, догадаться несложно.

К сожалению, плагиат — явление не столь редкое в науке и не только в физике. Но дело даже не в факте плагиата, а в том, что эти представления о природе Вселенной — в корне ошибочны, и наука, созданная на постулате однородности Вселенной и постулате скорости света, в конечном итоге, ведет к планетарной экологической катастрофе. Кто-то может предположить, что А. Эйнштейн и лица, стоящие за ним, просто не знали о том, что данная теория не соответствует реальности?! Может быть, А. Эйнштейн и Ко искренне заблуждались, как заблуждались многие ученые, создавая свои гипотезы и теории, которые в дальнейшем не получили практического подтверждения?! Кто-то даже может сказать, что в то время еще не было высокоточных приборов, которые позволили бы проникнуть в глубины микро— и макрокосмоса?! Кто-то может привести и экспериментальные факты, подтверждающие (на то время) правильность теорий относительности А. Эйнштейна!
Из школьных учебников все знают о подтверждении теории А. Эйнштейна экспериментами Майкельсона—Морли. Но практически никто не знает, что в интерферометре, который использовался в экспериментах Майкельсона—Морли, свет проходил в общей сложности дистанцию в 22 метра. Кроме этого, эксперименты проводились в подвале каменного здания, практически на уровне моря. Далее, эксперименты проводились в течение четырех дней (8, 9, 11 и 12 июля) в 1887 году. В эти дни данные с интерферометра снимались аж 6 часов, и было совершено 36 поворотов прибора. И на этой экспериментальной базе, как на трех китах, держится подтверждение правильности как Специальной, так и Общей теории относительности А. Эйнштейна!
Факты, конечно, дело серьезное. Поэтому давайте обратимся к фактам. Американский физик Дайтон Миллер (1866—1941 гг.) в 1933 году опубликовал в журнале «Обзор современной физики» (Reviews of Modern Physics) результаты своих экспериментов по вопросу так называемого «эфирного ветра» за период более чем двадцати лет исследований, и во всех этих экспериментах он получил положительные результаты в подтверждение существования эфирного ветра. Он начал свои эксперименты в 1902 году и завершил их в 1926 году. Для этих экспериментов он создал интерферометр с общим пробегом луча в 64 метра. Это был самый совершенный интерферометр того времени, по крайней мере, в три раза более чувствительный, чем интерферометр, который использовали в своих опытах А. Майкельсон и E. Морли. Замеры с интерферометра снимались в разное время суток, в разные времена года. Показания с прибора были сняты более чем 200 000 тысяч раз и было произведено более 12 000 поворотов интерферометра. Он периодически поднимал свой интерферометр на вершину горы Вильсона (6 000 футов над уровнем моря — более 2 000 метров), где, как он и предполагал, скорость эфирного ветра была больше.
И теперь давайте посмотрим, что нам говорят факты. С одной стороны, имеются эксперименты Майкельсона—Морли, которые продолжались в общей сложности аж 6 часов, в течение четырех дней, при 36 поворотах интерферометра. А с другой стороны — экспериментальные данные снимались с интерферометра в течение 24 лет, и прибор поворачивался более 12 000 раз! И при том, что интерферометр Д. Миллера был в 3 раза чувствительнее! Вот, что говорят факты.
Но, может быть, А. Эйнштейн и Ко не знали об этих результатах, не читали научных журналов и поэтому оставались в своем заблуждении?! Прекрасно знали. Дайтон Миллер писал письма А. Эйнштейну. В одном своем письме он сообщал о результатах своей двадцатичетырехлетней работы, подтверждающей наличие эфирного ветра. На это письмо А. Эйнштейн ответил весьма скептически и потребовал доказательств, которые ему и были предоставлены. После чего… никакого ответа! На предоставленные факты не последовало ответа по вполне понятной причине. Но самое любопытное то, что в экспериментах Майкельсона—Морли все-таки были зарегистрированы положительные значения эфирного ветра, но их просто проигнорировали! После смерти Д. Миллера в 1941 году просто забыли о результатах его работ, больше нигде и никогда не печатали их в научных журналах и т.д., как будто этого ученого никогда не существовало. А ведь он был одним из крупнейших американских физиков…

Николай Левашов
г. Москва
(Продолжение следует)

Добавить комментарий