Тайны Старокрымской долины

Продолжение.
Начало в №№23, 24/2011

Легенды, обычаи, верования
К середине I тысячелетия до н.э. таврские племена создали богатую и своеобразную мифологию. Они верили в добрых и злых духов. Как и многие другие народы, тавры поклонялись священному огню, Солнцу, источникам, священным деревьям, почитали большие камни — валуны. У каждого племени были собственные племенные божества (тотемы). Тавры на раннем этапе не строили храмов, а приносили жертвы богам в пещерах и священных рощах. Жрецы и шаманы пользовались огромным авторитетом — их слово значило подчас больше, чем слово военных вождей. В жертву богам приносились птицы, животные, а зачастую люди.
Так по свидетельству Геродота, «обычаи тавров таковы: в жертву девственной богине — Орейлохе они приносят всякого эллина, потерпевшего кораблекрушение у берегов их или захваченного в открытом море, и поступают при этом так: после предварительного освящения жертву бьют по голове дубиной; по словам одних, тело бросают вниз со скалы, на которой помещается святилище, а голову насаживают на кол».
Древние греки, пытаясь объяснить этноним «тавры», складывали легенды. Стефан Византийский писал: «Таврика — большой и весьма замечательный остров, имеющий много народов. Говорят, что там Озирис, запрягши быков, вспахал землю, и от этой-то пары быков получил имя народ».
К V—IV вв. до н.э. у тавров сложился пантеон богов, была создана своеобразная мифология, являвшаяся для них подлинным духовным сокровищем. Хотя дошедшие до нас сведения о таврских легендах и верованиях очень скудные, но и то, что известно, дает полное основание сомневаться в утверждениях многих античных авторов о дикости тавров.
Главным божеством тавров был бог грозы и войны Тарнах (Таре, Тарх, Тархунд). Изображался он в виде воина или быка, священное дерево божества — дуб. Дубы бережно охранялись, а в дубравах устраивали жертвоприношения. Сломанная ветка священного дуба считалась святотатством и жестоко каралась, даже сбор желудей производился с разрешения жреца или шамана и жестко контролировался.
Культ быка присущ всем индоевропейцам — не простого домашнего быка, которого запрягали в ярмо и использовали как рабочую скотину, а дикого, неукротимого, могучего. У славян — это Тур (Тарх), у германцев — Тор, у кельтов — Тарвос, у греков — Таурос, у тавров — Тархан (Тархунд). Все тот же тар, тор, тур.
Девственная богиня Орейлохе. Некоторые исследователи склонны считать эту богиню покровительницей плодородия, но уже древние греки ее отождествляли с Артемидой-охотницей, скорее всего, Орейлохе и была богиней охоты и рыбной ловли. Священное растение богини — вечно зеленая омела. Перед нами она предстает в трех ипостасях — как крылатая богиня с рыбьим хвостом и хвостом змеи.
Вероятно, у тавров был бог (богиня) плодородия, но культ этого божества нам не известен.
Стефан Византийский, Евстафий передают миф поздних тавров об Озирисе, вспахавшем землю в Таврике. Этот миф напоминает скифскую легенду о золотом плуге, ярме и чаше, упавших с неба на землю. Разница только в том, что в скифском варианте Скиф запряг быков и золотым плугом вспахал землю, а в таврском — это сделал по каким-то причинам египетский бог Озирис.
Не ясно, существовал ли у тавров культ Озириса или нет, миф по этому поводу не дает никаких разъяснений. Вполне возможно, что на каком-то историческом этапе в горах Таврики прописались выходцы из Египта, нашли же на полуострове пирамиды.
Но, скорее всего, это таврский миф, отражающий реальные события переселения хеттов, беженцев из Малой Азии, на территорию Таврики. Миф дошел в греческом варианте. Бог Триптолем, он же — земледельческий бог хеттов Телепин, он же умирающий и воскресающий Осирис, прилетел на колеснице с крылатыми змеями в землю тавров или скифов и научил их пахать землю, сеять и собирать урожай. Царь Линх захотел присвоить себе славу учителя земледелия и попытался убить Триптолема, но вмешалась греческая богиня земледелия Деметра и превратила царя в рысь.
Заметим, что хеттов-переселенцев жители полуострова встретили, мягко говоря, прохладно. Об этом говорят и таврские мифы в греческой интерпретации, и попытки покушения на жизнь Телепина-Осириса царем Линхом.
По-видимому, в развитии земледелия на полуострове не последнюю роль сыграли переселенцы хетты.
Существовал у тавров и культ пса. В отличие от древних египтян, обожествлявших кошку, у тавров большим почтением пользовалась собака. Тавры верили, что, даже умерев, пес продолжает охранять душу хозяев и их имущество. Собак закапывали вблизи зерновых ям и дольменов.
Широкое распространение имел тотемизм — вера в общего предка племени, рода — животное, птицу, растение.

Культ предков и вера в потусторонний мир характеризовались мегалитической традицией, иными словами, наличием массивных каменных сооружений — кромлехов, менгиров, дольменов — семейных или родовых усыпальниц. Согласно свидетельству историка времен Августа Николая Дамасского, «тавры вместе со старейшинами рода хоронили их самых близких друзей и в знак траура обрезали себе часть уха».
Это описание дополняется археологическими данными о выделении в могильниках из дольменов больших центральных гробниц, часто с менгирами, принадлежащих вождям и старейшинам родов.
У некоторых таврских племен тотемами являлись не животные или валуны — сапы, а реально существовавшие люди. Такими и были легендарные Пал и Нал, прародители племен палов и налов.
Скорее всего, особо почитаемым для многих таврских племен был Салсал — дух камня, гор, позже — покровитель хмельных напитков и виноградарства, тождественный греческому Дионису. Возможно, и жертвоприношения происходили в период сбора урожая и закладки гроздей в чаны для приготовления хмельного напитка. Но все-таки Салсал оставался пещерным обитателем и являлся верующим в виде замшелого валуна — сала, причудливой формы сталагмита, который увенчивали во время религиозной церемонии головами жертвенных животных. Тавры верили в магическую силу жертвенных животных, на костях гадали, а шкуры широко использовали в медицине, в частности, фиксировали переломы конечностей. О неуязвимости священных шкур для вражеских стрел ходили легенды, из священных бычьих шкур своим героям делали нагрудные доспехи и щиты. Мясо съедалось во время ритуальной церемонии, а голова — вместилище души животного — посвящалась божеству.
Верили тавры в рок, судьбу. Судьбами людей и богов правили три таинственные, никому не подвластные богини. Удобно устроившиеся в корнях Дерева Жизни — дуба, под золотой веткой рода, они решали судьбу рода, племени, народа, а также отдельного человека. Одна из них — Оверлоха — пряла нить жизни, другая — неумолимая Солоха — обрезала, а третья — Полоха — еще до рождения человека бросала жребий, определяя его судьбу.
Кроме скифского кургана с одноименным названием в Запорожской области, Солоха хорошо известна нам по гоголевским повестям. Ведьма Солоха ночью перед Рождеством, летая на метле, собирала звезды на небе. Как видно, эта сорокалетняя красавица не одну тысячу лет летала, решая судьбы тавров и славян, и в ее имени тот же сакральный слог «сол». Явно роковая женщина.
Все народы строили города и святилища, посвящая богу в образе Быка. Так и в VI в. до н.э. было основано поселение Тарс (Таз), возможно, Тарх, на месте современного Старого Крыма.
Тавры — это великий народ, и если до нас дошли скудные сведения об их духовном мире, быте, военном искусстве, это не умаляет их значимости. Даже эллины, носители античной культуры, переняли у тавров культ Орейлохе и сделали Богиню Деву покровительницей Херсонеса. Также тавры превосходили другие народы знаниями в металлургии, горцы частенько разыскивали руды для скифских царей и греческих поселенцев. Тавры были вне конкуренции, возводя культовые сооружения из огромных валунов: кромлехи — круглые ограды таврских могил или священных мест из громадных каменных плит и столбов, достигающих высоту 6-7 метров, и весом несколько тонн, менгиры — вертикально поставленные каменные глыбы, иногда образующие параллельные ряды, а также оборонительные укрепления, перегораживающие горные долины. Известные Боспорские валы намного уступали этим циклопическим гигантам.

Старокрымская долина расположена в межгорье — удивительном по красоте месте. На окружающих долину отрогах гор — зеленые пастбища, у подножия хребта Пантелеймона Агармыша и Караул-Оба — быстрые, прозрачные, шумные речки. Некоторые исследователи, в частности Ф.С. Прилипко, топоним «Агармыш» переводит с тюркского «полысевший», при этом утверждает, что в доисторические времена и гора, и долина были покрыты лесом. Но в результате климатических изменений и деятельности человека лес почти исчез. Вследствие той же деятельности, только более позднего периода, исчезли некоторые пещеры. Ф.С. Прилипко писал:
«На Агармыше насчитывается двенадцать пещер. Сухие и просторные, защищенные от северного ветра в глубокой древности обживались сначала кроманьонцами, затем таврами. Темные и сырые, непригодные для жизни и менее доступные превращались в святилища. Пещера «Лисий хвост» (таврское название не известно) начинается узкой щелью, в которою с трудом может протиснуться средних размеров человек. Вскоре щель переходит в обширный зал, куда надо спрыгнуть с невысокого известкового обрыва. У южной стены зала высится большой сталагмит, напоминающий древнего индусского идола. Рука древнего зодчего придала форму идола не только сталагмиту, но и настенным известковым натекам в воде чаш на конусном склоне. После сильного дождя вода переливается из чаши в чашу великолепными сверкающими каскадами. Пещера имеет два зала: верхний с идолом и нижний, в который можно спуститься через глубокую щель по веревке. В глубокой древности эти два зала соединялись лестницей. Правда, не совсем понятно, как использовался нижний зал, дно его покрыто вязкой глиной».
В районе Агармыша до нас дошли только два святилища тавров — пещера «Лисий хвост» и холм Яманташ. На Крымском полуострове сакральных мест тавров было больше, чем мы думаем. И это не только вершины гор и долины, усеянные мегалитами и дольменами, это нечто другое. Самая большая концентрация таврских святилищ — район Красных пещер, гора Аюдаг, Агармыш и, возможно, берег озера Хаджа-Сала.

На протяжении не менее шести веков на Крымском полуострове одновременно существовало три отдельных государства: Скифское, Боспорское и Херсонес. Скифское царство находилось в степной части полуострова, Херсонес владел небольшим Гераклейским полуостровом и некоторыми пунктами на западном побережье. В состав Боспорского царства входила территория Керченского полуострова, включая Феодосию и прилегающие к ней земли, в том числе и поселение Таз. Вся остальная территория горного Крыма находилась во владении коренного населения — тавров, объединенных в таврские племенные союзы, во главе которых стояли цари (базилевсы).
Между тремя государствами нередко происходили вооруженные столкновения, переходившие в длительные войны. Союзы таврских племен выступали в роли союзников то скифов против Херсонеса, то боспорцев против скифов, или соблюдали нейтралитет как в случае с персидским царем Дарием. Во всех случаях тавры защищали свою землю и независимость от каких бы то ни было попыток поработить их. Особенно ожесточенная борьба в Крыму вспыхнула во II в. до н.э., в годы правления скифского царя Скилура и его сына Палака. Эта борьба явилась переломным моментом в истории Крыма и всего Северного Причерноморья.
Скилур первый удар направил против Херсонеса и нанес ему сильное поражение. Херсонесцы обратились за помощью к понтийскому царю Митридату VI Евпатору, его государство находилось на юго-восточном побережье Черного моря (терр. современной Турции). Митридат послал херсонесцам свой флот под командованием полководца Диофанта. Несколько лет продолжалась война между скифами и понтийцами, тавры в этой войне выступили на стороне скифов, с этого момента в литературе появляется этноним тавроскифы.
Война закончилась победой понтийцев, но помощь Митридата Евпатора дорого обошлась не только Херсонесу, но и Боспору. Они лишились своей самостоятельности, превратились в провинции Понтийского царства. Старокрымская долина с пестрым населением (тавроскифы, греки) города Таза после Митридатовых воин стала частью Понтийского царства. Но вскоре начались войны Митридата Евпатора с Римом, в город Таз в очередной раз хлынули беженцы из Малой Азии. Митридат потерпел поражение, и город переходит под юрисдикцию Рима, боспорский гарнизон сменяется римским.
От римского периода остались монеты и мраморная плита, датированная 222 годом н.э. Скорее всего, город с I в. до н.э. по III в. н.э. контролировали ставленники Рима, находящиеся в Пантикапее. Скифское государство осталось независимым, а скифская степь была уже севернее, за Агармышем.
Историк Иосиф Флавий (I век н.э.) сообщал, что на берегах Понта римлянам приходилось держать 3 тысячи солдат, и в двух портах — Херсонесе и Пантикапее — общей численностью 40 военных кораблей. Численность Тазского гарнизона нам не известна, но то, что седой Агармыш — Сал слышал чеканный шаг римских легионов и звуки их медных труб на протяжении трехсот лет, это вне сомнения, они здесь прошли, не только прошли, но и были расквартированы в домах жителей города.
Тацит рассказывал, что часть римских судов при возвращении из Пантикапея в опорную базу римлян на Черном море — Херсонес попали в шторм, были отнесены к берегам тавров, где суда были захвачены, а начальник когорты и большинство людей вспомогательного отряда убиты. Тацит не дает координаты гибели римского флота, но то, что это случилось между Афинеоном (Коктебель) и римской крепостью Хараксом, точно, только в этом регионе беспредельно хозяйничали таврские пираты. Поэтому от Таза (Старый Крым) до Афинеона (Коктебель) римлянами были перестроены старые боспорские пограничные крепости и усилены гарнизонами. Центральной оставался Таз (Тарс), находящийся на равном расстоянии между Феодосией и Сугдеей (Судак).

Приходит судьбоносный IV век, Боспор принимает христианство, в Пантикапее возникает епископат, епископ боспорский Кадм в 325 году принимает участие в первом Никейском соборе.
Постепенно Старокрымская долина видоизменяется, языческие святилища разрушаются, на их месте возникают христианские храмы. Процесс христианизации Крымского полуострова затянулся на две сотни лет; из-за нашествия во II—III вв. германских племен готов. Ими была захвачена юго-западная часть полуострова, а на территорию Боспорского царства вторгаются кочевники аланы. Тяжелым испытанием для народов Таврики было вторжение во второй половине IV века гуннов. Это были центрально-азиатские тюркские племена. Захватив степной Крым, гунны не смогли покорить горную его часть и довольствовались грабежом предгорий и близлежащих долин, в том числе и современной Старокрымской. Гунны во главе с Аттилой пронеслись смерчем, разрушая селения и города, и исчезли в Центральной Европе.
Город Таз с принятием христианства переименовывается в Кареа и хоронит своих убитых уже не в дольменах, а в грунтовых могилах, а кромлехи впервые стали использовать в качестве стройматериала для ремонта городских стен. Так постепенно исчезала мегалитическая культура долины. Во II—III вв. меняется этнический состав населения, существенно пополненный сарматами — аланами, в литературных источниках тавроскифы уже не упоминаются. Боспорское царство после ряда вторжений кочевых орд, хотя и уцелело, но сильно ослабло и подпало под политическое и экономическое влияние Византийской империи. В городе Кареа в очередной раз меняется гарнизон, римляне ушли, в крепости, скорее всего, стали хозяевами аланы, на юго-восточной горе Алан-Тепе («гора алан») строится сторожевая крепость и открытого типа селение.

Альвина Шеховцова
г. Старый Крым
тел. 068-499-71-79
(Окончание следует)

Добавить комментарий