«Люди, я любил вас, будьте бдительны!»

Окончание.
Начало в №10/2013

С чего начинается культура?
Хотя и правы те древние философы, которые говорили, что история ничему не учит народы, но она все же указывает на тот фактор, что упадок культуры происходил именно в тех странах, в которых наблюдался наибольший расцвет цивилизации, т.е. наиболее богатых. Почему же цивилизация губит культуру? Казалось бы, должно быть наоборот. Ведь можно больше средств выделять на культуру. И выделялись, и сейчас еще мы любуемся этими памятниками культуры. Но, к сожалению, они ничего не дают для ее дальнейшего совершенствования, а наоборот, сами подвергаются разрушению со стороны современных вандалов.
Так в чем же причина? Почему расходятся «ножницы» между культурой и цивилизацией? В чем их разница и могут ли они сосуществовать? Чтобы ответить на эти сложные вопросы, надо сначала разобраться, что за чем стоит. Если мы примем, что цивилизация — это форма жизни общества, а культура — его содержание, то сразу высвечивается: причина в том, что нарушается закон единства формы и содержания. Но почему он нарушается? Видимо, потому, что форма более подвижна и быстрее изменяется, чем содержание. Ведь культура связана с сознанием, а сознание очень консервативно. На него, как и на материальные тела, распространяется закон инерции, а инерция мышления очень велика.
Говорят: потребности — двигатель прогресса. И потребности тела, а именно они стимулируют развитие цивилизации, опережают потребности духа. В результате по причине относительности сознания, цивилизация, с ее потребностями, заглушает культуру и даже выдается за нее. А поскольку потребности тела двигают цивилизацию по пути комфорта, они разнеживают не только тело человека, но и его ум. Человек жиреет в прямом и переносном смысле. Ему становится лень не только двигаться, но и учиться. А то, что не задействовано, то атрофируется. Падает жизненный тонус. Чем меньше становится проблем, тем меньше скорость жизни.
Сколько бы и какие бы мудрые философы ни придумывали определения культуры, они будут лишь олицетворять их личную культурность и представляемую ими форму культуры настоящего или будущего. Для самой же культуры это не принесет никакой пользы. Мне кажется, что в самом слове «культура», расшифрованном как «культ Света», как поклонение, стремление к Свету знаний, заложен сам принцип роста культуры как совершенствования сознания. Ведь культура, ее развитие, должны двигаться от культуры воспитанной, т.е. рефлекторной, к культуре сознательной, интуитивной. И здесь самое место увязать понятие культуры с понятием любви как великой созидательной энергией.

Наверное, любой человек хотя бы раз за свою жизнь испытал ощущение полноты сил, когда хотелось ею поделиться, хотелось любить всех, не только своих, но и чужих, хотелось не только петь и танцевать, но и взлететь птицей в небо. Это переполняющая нас энергия творит с нами такие чудеса. И такое состояние может наступить в любое время, даже когда у нас в кармане «торичеллевая пустота».
Мы часто задаемся вопросом: «Куда уходит любовь?» Да туда же, куда и деньги, т.к. все суть энергия. Мы ее тратим на мелочи, когда раздражаемся, завидуем, ревнуем, злопамятствуем и сожалеем о прошлом, которого уже не вернешь. Мы живем, превращая энергию в материю. Спору нет, определенное количество вещей нам необходимо иметь для жизни. Но если с любовью к ним относиться, то сэкономим большое количество энергии. Но самое выгодное — это превращать грубую энергию в более тонкую. Физическую — в эмоциональную, эмоциональную — в интеллектуальную, интеллектуальную — в духовную. Это и будет совершенствованием культуры тела, культуры чувств, культуры мыслей и кончая культурой духа. И надо включить этот своего рода вечный двигатель в процесс образования. Культура должна дружить с сознанием, а не с цивилизацией! Будущая культура — это сакральная культура, не воспитанная, а врожденная, не показушная, а от души, идущая не от ума, а от сердца.
Цивилизация нас привела к тому, что мы лучше знаем машину, нежели самого себя. Человека же, даже самого себя, мы заставляем работать, несмотря на плохое настроение. А ведь именно настроение показывает нам уровень нашего общего энергопотенциала. Оно защищает наш организм от энергетического истощения. И если ощущается консерватизм, как неприятие чужого мнения, или тем более скука, не говоря уже о раздражительности и подсознательной, скрытой агрессии, то это значит, что запас нашего общего энергопотенциала снижается, падает настроение, значит, пора на подзарядку — отдых или смену рода деятельности.
Ну, а с чего же все-таки начинать воспитывать культуру в наших детях? Если учесть все вышесказанное, то получается, что с повышения уровня своего энергопотенциала, с расширения своего сознания. Все это энергетически впитывает и ваш ребенок. А подкрепляется это элементарной дрессурой. Да, да, пусть вас не шокирует это слово. Это лучше, чем с опозданием начинать дрессировать подростка, с его, уже укрепившимся, чувством собственного достоинства. И подкреплять выработку навыков лучше поощрениями. От наказаний теперь даже дрессировщики животных отказались. Непродуктивно и ненадежно. Разумеется, во всем нужно владеть чувством меры. Но и дрессура требует надлежащих знаний и умений от родителей.
Вот один из примеров, когда отсутствие так называемой правовой культуры может привести к нежелательным последствиям. Двухлетний мальчик из интеллигентной семьи показывает маме найденную им на улице блестящую пуговицу. Мама не откликнулась на его находку. Года через три он находит уже пятидесятикопеечную монету. «Молодец, заработал себе на мороженое», — на сей раз уже отреагировала мать. И только когда двенадцатилетний сын принес в дом дипломат, полный денег, родители всполошились и заставили его отнести в милицию. Но клептомания — привычка брать чужое, к сожалению, уже развилась и не без помощи самих родителей. Кодекс законов четко квалифицирует кражу как «присвоение чужого имущества» независимо от того, где оно находится: в квартире или на улице, в присутствии хозяева или в отсутствии. Ну а привычка вырабатывается одинаково эффективно, дорогие эти вещи или дешевые, тем более у ребенка, который в этом мало смыслит.
Развитие тех или иных качеств подкрепляется вниманием воспитателя, которого у детей зачастую громадный дефицит. И они готовы иногда на недостойные поступки только ради того, чтобы получить, как допинг, эту порцию внимания. Но большей частью на это провоцирует среда. Сверстники не любят выскочек с благими намерениями и поощряют возмутителей спокойствия от скуки. Воспитатели же реагируют на нарушения однообразно — наказаниями, не понимая, что этим они, наоборот, возбуждают некоторых, побуждая оттачивать таким образом мужские черты характера: смелость, находчивость, уверенность, самостоятельность. Тяга к риску в крови у ребят.
Видимость стремления к правде, истине у некоторых воспитателей со стороны походит на элементарное любопытство. Минут по десять иногда отрывают они от своего урока, чтобы только узнать, почему опоздал ученик. Так и хочется подсказать ему задать вопрос: «А зачем это вам?» или «Что это вам даст?» А весь класс в это время потешается над изобретательностью очередного лжеца. Другая учительница с пристрастием допрашивает весь класс: «Кто разбил стекло?» Так тебе и сказали… Но она не жалеет своего времени и держит всех, рассчитывая настроить их против потенциального преступника, не осознавая, что таким образом она воспитывает антиколлективизм и другие низменные качества. Это длится до тех пор, пока кому-нибудь не надоест эта «бодяга», он возьмет всю вину на себя, став таким образом героем-мучеником в глазах ребят.
Учитель сам должен показывать пример культуры. А чему может научить тот, который не уважает ученика, перебивает его, недослушав, высмеивает, задавливает своей эрудицией, кричит и оскорбляет?
Не зная, как образуются условные рефлексы (привычки), воспитатели всех рангов реагируют только на отрицательные поступки, считая положительные само собой разумеющимися. А ведь именно луч внимания лепит характер ребенка. И наказания в этом плане, кроме как хитроумию уклоняться от них, ничему не учат, а только обозляют и возбуждают желание отыграться на более слабом. Именно так закладываются корни пресловутой «дедовщины». Посему чтобы воспитать культурного человека, необходимо стремиться увидеть хорошее и поощрить, чтобы появилось желание к его повторению. Глядишь, из цепи хороших привычек и выстроится личность, обладающая высокой культурой.
Люди по-разному понимают культуру. Те, кто привязан больше к форме, видят ее, как в искусстве, некоторые видят только результат, в виде красивой фаянсовой вазы. Другие, кто смотрит глубже в содержание, смысл, видят и технологию ее изготовления и, конечно, сам титанический труд, вложенный в ваяние этой вазы. Ну а самые проникновенные ощущают и созидательную энергию любви ее создателя. Вот без этой любви, пожалуй, не создать истинной культуры, как бы нам этого не хотелось. Именно в ней сокрыт сокровенный смысл культуры.

Евгений Солнечный
г. Севастополь
тел. 066-469-66-30

Добавить комментарий