Мир шамана – живой мир

Надежда Ананьевна Степанова — человек уникальный. Президент Общества центрально-азиатского шаманизма, член координационного Совета шаманов мира и Межрелигиозного Международного комитета при ЮНЕСКО, она является верховным шаманом Бурятии и носителем шаманских традиций не только Сибири, но и всего мира. А еще это очень интересный, культурный и открытый человек.

Расскажите, пожалуйста, о себе. Когда, как и почему вы стали шаманом?
— Я из шаманского рода: у меня во всех ветвях рода шаманы, особенно много шаманов-кузнецов. У нас это называется «небесный кузнец». О том, что у меня в роду шаманы, мне говорили родители, они почитали предков. По линии мужа тоже есть шаманы.
Начать я должна была с юных лет, но то время было страшное, и поэтому «закрыли» меня — буддийский монах закрыл, а потом шаман закрыл. Я единственная выжила из семерых детей — и какая мама стала бы рисковать ребенком в советское время? Меня «закрыли», но я потом все время болела. Я тогда толком и не понимала, что такое шаман. Тогда не было понятий ни экстрасенса, ни парапсихолога, ни даже психолога. И мне сказали, чтобы перестать болеть, я все-таки должна стать шаманкой.
Я видела духов с детства, но была уверена, что их все люди видят, и энергию видела. Например, когда человек врет и говорит плохое, хвастается, я вижу, как изо рта идет черная энергия. Зазнайку сразу видно.
Потом я заболела так, что пришлось лечь в больницу (было очень высокое давление). Врачи очень боялись того, что у них может умереть молодой пациент, поэтому меня буквально выгнали домой. И тогда муж повез меня к человеку, которого сейчас назвали бы костоправом, он был тоже из шаманского рода и экстрасенс. И первое, что он мне сказал: «Ты должна лечить». Я испугалась и вспомнила, что, когда лежала в больнице, вся палата была красная из-за меня, и удивлялась, как же этого не видят врачи. И я спросила: «Как я могу лечить? Я же не врач и даже не медсестра, не фельдшер!», но он настаивал, что я должна лечить. Он сказал: «Ты видишь мой божественный дар, но то, что ты видишь, другие не видят». И именно тогда я впервые поняла, что я какая-то другая. Целитель сказал, что я должна стать шаманкой. Но я возразила, что мне дар закрыли лама и дедушка (так тогда называли шаманов). А он настаивал, что мне будет плохо, если я не стану шаманом.
Я работала тогда в институте и, когда ездила на работу, не могла уже садиться в транспорт — слышала мысли всех людей, все жаловались на болезни. Я стала ходить пешком. И вот однажды я услышала в голове мужской голос: «Если ты не пройдешь обряд посвящения в шаманы, то на этой остановке попадешь под синюю машину». И тут же услышала визг тормозов и увидела синий «Камаз».
Я рассказала о случившемся мужу, но не могла объяснить, кто мне сказал пройти посвящение. А старшая сестра предложила поискать старика, который мог бы провести обряд. И нашли такого на берегу Байкала (а мои предки все оттуда).
Для обряда посвящения мне сказали найти 17 бутылок водки, а в те времена водку найти было очень сложно. И я собирала по бутылке со всего города — наверное, алкоголики так не просят, как я просила. Тогда ведь давали только по две бутылки на руки. А еще нужно было найти тканевый пояс, а в магазинах, кроме тюля, ничего не было. И тут я встретила свою одноклассницу, рассказала ей о своей проблеме и оказалось, что у нее как раз есть нужный отрез ткани, и она мне его отдала.
Оказалось, что я была первой женщиной-шаманкой, прошедшей обряд — до меня проходили одни мужчины. На обряд пришли духи Земли. Они такие маленькие и танцуют. Я стала кричать, чтобы на них не наступили — больше для людей проблемы создавала, чем для самих духов Земли. И вот когда уже обряд состоялся, а было это в марте, я заметила, что холодный ветер меня огибает. Везде холодно и ветрено, а вокруг меня будто затишье и тепло. А по завершении обряда духи Природы прилетели с четырех сторон на облаках — это было невообразимо красиво!
Для меня каждая душа человека — это семицветная радуга. Наши души пришли оттуда. Даже песня есть такая у нас: «По семицветной радуге я вернусь к своим потомкам».
— Вы видите их глазами или внутренним зрением?
— Конечно, глазами, как тебя.
Вот так и состоялся обряд. После него я стала еще больше видеть и слышать мысли. И я первая в России, кто сказал во всеуслышание и официально, что я — шаманка. Некоторые называли меня сумасшедшей. Но я не ворую, не пью, никому ничего плохого не делаю — почему я должна стесняться наших традиций? Но как я докажу, что я не сумасшедшая? В таких случаях я просто молча ухожу.
Я стала работать целителем, а обрядовой шаманкой я не хотела быть.
— А почему?
— Это слишком тяжелая ноша. Хватит с меня целительства и ясновидения.
И люди стали приходить ко мне, приносить продукты, молоко. Я не брала, но они оставляли у ворот. И так они заставили меня делать обряды. Мое облачение очень тяжелое, поэтому я перестала таскать его за собой. В одежде силы нет, сила в человеке. Если она у тебя есть, то ты можешь совершать обряд и в простой одежде, а если силы нет, то хоть шубу надевай, ничего не поможет.
Когда делаются подношения духам, я вижу, как с неба спускается ковш, которым они эти подношения забирают. Молоко — святой продукт для всего живого, алкоголь использует весь мир, например, король вуду меня угощал пальмовой водкой, чай пьет весь мир, печенье, хлеб, масло все едят. Духи ведь тоже хотят кушать человеческую пищу. Через духа Огня мы делаем подношения, а они осязают. У нас даже призыв есть: «Вы уже не можете брать руками, поэтому мы даем вам через духа Огня».
Однажды приехал из Италии документалист Констанцио Алеоне и сказал, что хочет снять обо мне документальный фильм. Я испугалась и отказалась, но он меня неделю уговаривал и все-таки уговорил. Сняли фильм «Надя Степанова — сильная духом женщина». И в 1993 году он позвал меня в Италию на презентацию фильма. Я стала отказываться. Ведь Италия — католическая страна, вдруг местные духи меня и моих духов туда не пустят. Но все-таки поехала.
И там каждое утро я, просыпаясь, видела возле себя волка. Никак не могла понять, почему волк, что надо. И наконец до меня дошло: у меня же в роду есть племя волков, а в Риме — Капитолийская волчица. И тогда я поняла, что мне дорога открыта.
Второй раз меня пригласил профессор, ректор университета города Сиены Марио Рейда. Меня опутали датчиками и стали проверять. Сказали, что энергопотенциал у меня очень большой. А потом меня попросили провести лекции. Народу собралось очень много.
А когда подъезжали к Флоренции, появился дух монаха, а в Сиене я увидела красивую женщину. Я Констанцио говорю: «Смотри, женщина нас встречает», а он: «Где?». А я смеюсь: «Ты не увидишь». Потом уже на семинаре я спросила: «Покровитель вашего города — женщина. Как зовут?» А мне сказали, что это Санта Катерина. И я на радостях сделала ей подношение: масло, молоко, водку.
Констанцио предложил, чтобы я регулярно проводила семинары в Италии, а для меня семинар со студенческих времен ассоциируется с экзаменами и зачетами. Да и не нужна мне Европа, у меня дома работы выше крыши. А он через некоторое время подсунул мне бумагу, где написано, что я, Надя Степанова, шаманка из Бурятии, обязуюсь приехать с семинарами снова — взял с меня расписку. И, раз я дала расписку, пришлось держать слово. Так я стала туда ездить. Проводила семинары, делала обряды. Ездила по всей Европе, была в Бразилии, в Африке. Так они меня приохотили к таким поездкам. Во многих местах видела местных святых.
Люди меня благодарили за то, что я им вернула традиции, духов Природы. А еще я им рассказывала об их святых.
Как-то приехали в Наполи (надо называть города так, как их называют местные: не Неаполь, а Наполи), обряд проводили на крыше десятиэтажного дома. Я обычно смотрю, какой дух хочет выйти на контакт, и тут вышел дух Горы. Это оказался дух горы Везувий, а по береговой линии появился большой ромб. Я спросила, что там находится, а мне ответили, что Темпео де Серапида (святилище Сераписа), древние языческие руины. Энергия ведь в Месте Силы сохраняется навсегда.
Я провела обряд, было сильное очищение.
— А какие у вас впечатления от Крыма?
— Я ночевала тут, в Симферополе. В первую ночь пришел мужчина — высокий, с бородой. Мне потом сказали, что это святитель Лука Войноясенецкий, хранитель вашего города. А потом пришла бабушка в белом платочке. Такая хорошенькая! Она показала, где она жила — это было давно-давно. Я увидела поленницу, домик-мазанку. Она назвалась Параскева, но я не знаю, кто это.
— В Белогорском районе есть монастырь святой Параскевы.
— А я ж не знала!
Вчера мы делали обряд на горе Бойка. С нами был мужчина, у которого болела спина, а после обряда спина у него прошла — он меня благодарил. Бойка — тоже место большой Силы.
В Крыму много мест большой Силы, но их надо активировать — по-доброму, по-честному, тогда это все будет работать. А чувствуется, что с ними работали какие-то шарлатаны, которые все делали неправильно.
А до Крыма мы были на Каменном — это мощное Место Силы.
— Каменная Могила?
— Даже одной буквы этого слова не говори! Какой болван так его назвал? Это святое место — Каменный Курган надо называть, так мне сказали духи. Это не земной камень, космический, он с неба упал и ушел глубоко в землю. Это святой камень, поэтому езжайте туда, набирайтесь сил.
Еще мы были на Хортице. Это место очень большой Силы. Там есть Черный камень, и только мне его показали, как он начал жаловаться: рядом со мной был крест. Я говорю: «Где крест?» Все удивились — ведь я первый раз и не могла знать о кресте. Говорят: «Вон крест, наверху стоит». А дух камня сказал, что крест должен быть рядом. И от них вместе проистекала огромная энергия для всего мира.
Потом мы пошли к курганам. К первому я подошла и стала общаться. Дух сказал: «Я стою на кургане воина, а сейчас курган пустой».
Мне показали на Хортице, что у вас шло очень много войн. Я видела людей в необычных шлемах.
— А что можете сказать о Киеве?
— Я там была уже второй раз. Место очень сложное и капризное. Только «дай, дай» — и все. Дай Бог, чтобы осталась Киевская Русь, но я даже не хочу это обсуждать…
— Шаманы всего мира общаются между собой? Конфликтуют?
— Я встречалась с очень многими шаманами: из Мали, из Мексики, Перу, Эквадора, с королем вуду из Бенина, из Бурунди — из очень многих стран. И все было нормально. Собираются международные конгрессы, куда приглашают шаманов со всего мира.
По статусу шаманы отличаются — в зависимости от количества пройденных обрядов посвящения. Есть шаманы не видящие, только исполнители, есть те, которые делают мужские обряды, за которые женщины никогда не берутся. Я несколько раз была вынуждена их провести, но мои духи сказали: «Еще мужчины не кончились, так что перестань, грань надо знать».
— Отличаются ли методы шаманов разных стран?
— Духов Огня почитают абсолютно все — это то, что объединяет шаманов всех стран.
Мир шамана — это очень живой мир: духи Камней, духи Огня, духи Воды, духи Деревьев, духи Воздуха — вон их здесь полным-полно, они разной конфигурации, разных цветов, вот они у вас здесь. Мир живой, мир цветной…

Беседовала
Екатерина Гурская

Добавить комментарий