«Плавучие сокровищницы» Поднебесной империи

В 1405 году, почти за век до того как Христофор Колумб открыл Америку, отправился в путь один из самых больших флотов за всю историю человечества. Им командовал адмирал-евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызывала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты.
Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. О небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

Культурное наследие Китая, оставшееся с тех времен, когда Китайская империя была могущественной державой (конец XIV — начало XV вв.) огромно, и следы его можно обнаружить во многих странах. Как свидетельствуют научные данные, географические карты были известны китайским морякам издавна, ещё до нашей эры. Так, на фрагментах китайского шелка времен правления первых императоров династии Мин можно найти контуры очертаний азиатских и сопредельных с ними стран, начиная с Японии и кончая государствами восточного побережья Африки. К культурному наследию следует также отнести путешествия китайских мореходов, имевшие место в начале XV века, которые, помимо всего прочего, несли слаборазвитым и изолированным от мира народам элементы высокой цивилизации. Образно говоря, на расстоянии многих тысяч километров Китай оставил после себя след гигантского колосса, имя которому — культура Китайской империи.
Китайцы за время развития своей цивилизации накопили большой опыт во многих сферах человеческой деятельности. Походы огромных кораблей, созданных волей императора Чжу Ди и посланных им бороздить просторы мировых океанов, явились кульминацией 800-летнего периода китайского мореплавания и исследований новых пространств. Ко времени, когда адмирал Чжэн Хэ отправился в путь, традиция торговли с Индией насчитывала уже более 600 лет! И даже во времена монгольского хана Хубилая, когда китайский флот был малочисленным, эта торговля не прекращалась. Китайские наука и технология опережали мировые аналоги. С конца XI в. на китайских кораблях появился компас — о свойствах магнита китайцы знали ещё с древности.«Кормчим ведомы очертания берегов, и ночью они определяют путь по звёздам, днём — по солнцу. Если же солнце скрыто за тучами, то пользуются они югоуказывающей иглой», — говорится о судовождении китайских моряков в одном трактате.

Развитие мореходства
У китайцев существовали куда более древняя традиция мореплавания, опыт хождения по морям, океанам и развития навигационной техники, нежели у какого-либо европейского народа. Огромный флот Чжэн Хэ, состоявший из гигантских «плавучих сокровищниц» и многочисленных кораблей снабжения, явился результатом воплощения в жизнь расширенной кораблестроительной программы, которая, в свою очередь, могла быть принята только по той причине, что ее поддерживала вся гигантская экономическая мощь Китайской империи. Крохотные каравеллы Кабрала, Диаша и Магеллана по сравнению с «плавучими сокровищницами» Чжэн Хэ выглядят прогулочными лодочками.
Императорский Китай достиг величия и превратился в могучую морскую державу, а его приморские города стали центрами мировой торговли. Так, город Кантон в начале XIV века, по словам одного европейского путешественника, побывавшего в нём, был равен трём Венециям. «Во всей Италии не наберётся столько товаров, сколько их есть в одном только этом городе», — замечает он. Из Китая в другие страны в это время вывозились в большом количестве шелка, фарфор, художественные изделия, а ввозились пряности, хлопчатобумажные ткани, лекарственные травы, стекло и другие товары. Китайские моряки обладали обстоятельными познаниями о ветрах, морских течениях, мелях, тайфунах, которые добывались многовековой практикой мореходов. В стране имелась обширная географическая литература, содержавшая описания заморских стран с подробными сведениями о товарах, привозимых из них в Китай.
Для развития торговли в Китае было создано более 300 видов судов — джонок. Сохранившиеся и доныне, они поражают своей мореходностью, вместительностью и практичностью. Все они очень похожи: плоское днище, вертикальные борта корпуса, слегка заостренный нос, тупая, обрубленная корма с каютами и рейковые паруса, плетенные из тростника. В принципе конструкция джонок настолько рациональна, что почти без изменений дошла до нашего времени — то есть через несколько тысячелетий. Не каждому, даже, казалось бы, перспективному в свое время техническому изделию, выпадает такая судьба.
В истории упоминаются джонки, вмещавшие до тысячи человек. В китайских портах для далёких плаваний строились крупные морские суда, имевшие несколько палуб, множество помещений для команды и купцов; экипаж такого судна обычно насчитывал до тысячи моряков и солдат, что являлось необходимым на случай встречи с пиратами, которых особенно много было в водах Малайского архипелага. Эти суда приводились в движение парусами из тростниковых циновок, закрепляемых на подвижных реях, что позволяло менять положение парусов в соответствии с направлением ветра; при штиле эти суда передвигались с помощью больших вёсел.
Имеется достаточно оснований, чтобы перекроить всю историю Великих географических открытий и Западной цивилизации. Гигантский китайский флот под командой адмиралов Чжэн Хэ, Ян Цина, Чжоу Маня, Хон Бао и Чжоу Вэня, выйдя в грандиозное путешествие по Мировому океану, открыл и описал неизвестные прежде континенты, острова и страны. Китайцы прошли сквозь архипелаги, насчитывавшие в общей сложности до 17 тысяч островов, и нанесли на карту 10 тысяч миль побережья. В этой связи заявление адмирала Чжэн Хэ о том, что он и его адмиралы посетили около «трех тысяч стран — больших и малых», выглядит вполне реальным.
В научных кругах существует точка зрения, что китайские флоты прошли через Индийский океан к Восточной Африке, обогнули мыс Доброй Надежды, дошли до островов Зеленого Мыса. Потом, пройдя Карибское море, добрались до Северной Америки, Южной Америки и Арктики, доплыли до Мыса Горн, дошли до Антарктики, Австралии, Новой Зеландии и пересекли Тихий океан.
Любая «плавучая сокровищница» была в два раза длиннее и в три раза шире, чем корабль адмирала Нельсона «Виктория». Помимо этого, китайские корабли лучше выдерживали боевые повреждения и имели лучшую остойчивость. Это не говоря уже о том, что по сравнению с «Викторией» «плавучая сокровищница» могла находиться в открытом море целыми месяцами без захода в порты.
Китайские корабли могли находиться в море даже при самых неблагоприятных и суровых погодных условиях. Имевшиеся же на них средства навигации позволяли китайцам не только определять с большой точностью свое положение в Мировом океане, но и вычерчивать почти современные по очертаниям карты Земли. По расхожей версии, карта мира, скопированная с китайской, хранилась в португальской государственной сокровищнице почти 100 лет. Со временем это позволило португальским морякам добраться до изображенных на ней земель.
Но все эти достижения достались китайцам большой ценой. Так, из всего флота адмирала Хон Бао домой вернулись только четыре корабля, а из флота Чжоу Маня — всего один. За время шестого путешествия потери составили как минимум 50 кораблей. Потери в людском составе были также очень высоки: из 9 тысяч членов экипажа флота Чжоу Маня в Китай вернулись только 900 человек.
Если же рассуждать обо всех «Золотых флотах», то нетрудно прийти к выводу, что за время их странствий было потеряно до 3/4 всего экипажа. Часть людей умерла от болезней, часть погибла в море, но большая часть экипажей, вероятно, была оставлена в созданных китайцами по всему миру поселениях, которые со временем должны были превратиться в постоянно и четко функционирующую опорную систему колонизации на китайский манер.

Золотой флот империи
Об одной особенности империи Чжу Ди надо сказать отдельно — император опирался на слой, который не имел ни семьи, ни детей, ни наследников — это были евнухи. В отдельное время их число достигало 70 тысяч человек. Кастрированные для гаремов евнухи, кроме интересов государства, ничего не имели, но при Чжу Ди евнухи заняли ключевые позиции в армии, на флоте и, особенно, при дворе. К тому же, Китай опирался на идеологию буддизма, которая отличалась исключительной веротерпимостью и позволяла сосуществовать в империи и синтоистам, и тибетским приверженцам религии бон, и мусульманам, и язычникам.
Главной опорой императора была в целом китайская цивилизация. В отличие от Европы, где после эпохи античности наступил провал в виде «темных веков» средневековья, Китай развивался непрерывно. Астрономия, металлургия, медицина, агротехника — в любой из этих отраслей Китай на сотни лет опередил остальной мир. Порох, бумага, книгопечатание, бумажные деньги, фарфор, шелк — все это результат китайских разработок, при этом был создан уникальный так называемый «Золотой флот». Этот флот, который так назвали из-за его размеров и грандиозных затрат на его строительство, должен был выполнить волю императора. Но можно было бы назвать его и «Алые паруса» — сотни кораблей китайского флота были оснащены легкими и прочными парусами из алого шелка.
В то время как португальцы только начинали своё продвижение в южную часть Атлантического океана, китайский флот в составе до 100 различных кораблей с общим экипажем до 25—30 тыс. человек совершил семь плаваний на запад, посетив Индокитай, Яву, Цейлон, Малабарское побережье в Индии, Аден и Ормуз в Аравии. Китайские корабли побывали на сомалийском побережье Африки. В морях Малайского архипелага этот флот нанёс поражение многочисленным пиратским отрядам, которые препятствовали развитию морской торговли Китая со странами Южной Азии.
Эти экспедиции возглавлял великий китайский мореплаватель Чжэн Хэ, происходивший из незнатного рода и выдвинувшийся при дворе императора за свои военные заслуги. Экспедиции Чжэн Хэ не только укрепили влияние Китая в Южной Азии и поспособствовали росту его экономических и культурных связей, но и расширили географические познания китайцев: участники их изучили, описали и картографировали посещённые ими земли и моря. «Страны за пределами горизонта и у края земли стали ныне подвластны Китаю и до самых западных и самых северных краёв, а может быть, и за их рубежами, и все пути пройдены и расстояния измерены», — так оценивал результаты своих плаваний Чжэн Хэ.
Во главе Золотого флота был поставлен великий евнух Чжэн Хэ. Мусульманин по вере, он был выдающимся деятелем империи. Золотой флот был воплощением величия и амбициозных намерений Поднебесной. В него входили «плавучие сокровищницы», военные корабли, зерновозы, водовозы, ремонтные базы и т.д. Это были: «бинчуань» — «корабли для воинов», «мачуань» — «корабли для лошадей», «лянчуань» — «корабли для зерна» (и вообще суда для продовольствия) и даже своеобразные «танкеры» для пресной воды.
«Плавучая сокровищница» была по размерам чуть ли не стадионом — около 150 метров в длину и 40 метров в ширину (в других источниках приведены другие величины). На ней было 10 мачт. Ее строили из трех слоев крепчайших деревьев. Она была разделена на 16 водонепроницаемых отсеков, и затопление даже нескольких из них еще не вело к гибели корабля. Руль по высоте был около 10 метров. Были сменные кили. Флот имел все для долгого плавания. Даже дрессированных морских выдр, чтобы они загоняли рыбу в сети. Имели собак для свежего мяса. В бочках росла соя — чтобы избежать цинги. Экипажи умели опреснять воду. Ехали астрономы, геологи, агрономы. Флот мог до трех месяцев плыть вдали от берегов и преодолевать до 10 тысяч километров. Численность личного состава флота составляла до 30 тысяч человек.
Еще до начала шестого, самого грандиозного, путешествия китайского Золотого флота император Чжу Ди подчинил Китаю фактически всю Юго-Восточную Азию, включая Маньчжурию, Корею и Японию. Его стараниями обрел новую жизнь Великий шелковый путь на всем протяжении от Китая до Персии (нынешнего Ирана). Под сильным влиянием Китая, кроме того, находилась Центральная Азия, а Индийский океан превратился в своего рода «китайское озеро». Походы китайского Золотого флота в 1421—1423 гг. еще больше расширили владения и влияние Китайской империи в регионе.

Исторические предпосылки
Китайцы давно знали, что Земля — это шар, знали и примерные его размеры. Умели определять широту и, с ошибками, долготу. У них был опыт плавания по теплым и ледяным морям. При этом, с точки зрения инженерных знаний, приведенные выше размеры для деревянного парусного судна кажутся слишком большими. Однако найденный в 2000 году фолиант — «Сказание о Небесной Деве, хранящей Высокого духом по повелению Великого Владыки» — неопровержимо доказывает, что гигантская «плавучая сокровищница» Чжэн Хэ — не вымысел, а исторический факт. Участвовавший в пятом плавании Чжэн Хэ буддийский монах Шэн Хуэй перед смертью надиктовал его содержание своему ученику. На иллюстрации изображен флот Чжэн Хэ в походном строю, а также охраняющая его Небесная Дева — посланница морского божества. На картине суда Чжэн Хэ идут строем из пяти линий по пять вымпелов в каждой. Все суда похожи друг на друга обводами и размерами, их «нос и корма вздымаются дерзко, борта высятся стенами, а чрево в глубины просело». Приведенные в фолианте данные вносят весомый вклад в воссоздание достоверного облика «плавучей сокровищницы» Чжэн Хэ.
Найденные к настоящему времени подводные останки подтверждают, что древнекитайские суда действительно имели очень полные обводы. В последние годы у берегов Китая были сделаны несколько находок останков затонувших кораблей времен династий Сун, Юань и Мин (960—1644 гг.). Некоторые из найденных кораблей были обмерены научным сотрудником Национального музея Китая Ван Гуаньчжо. По его словам, среди кораблей есть имеющие соотношение длины к ширине на уровне 2,4:1, однако их нельзя сравнить с «плавучей сокровищницей». В целом находки свидетельствуют, что в это время в Китае получили распространение «полные» суда.
Согласно данным фолианта, Чжэн Хэ отправился в Западный (Тихий) океан на «корабле из 2 тысяч материалов». Эта характеристика совпадает с указанием другого источника. В надписи на каменной стеле из монастыря Цзихайсы в Нанкине говорится: «В третий год Юнлэ (1406 г.) полководец взошел на корабль из 2 тысяч материалов. Войско заняло 8 кораблей».

Экспансия
Для достижения своих целей адмирал Чжэн Хэ иногда прибегал и к вооруженной силе. Так, например, в 1405 году во время первой экспедиции Чжэн Хэ потребовал передачи китайскому императору священных буддийских реликвий Ланки: зуба, волоса и чаши для подаяний Будды, являвшихся важнейшими реликвиями и атрибутами власти сингальских царей.
Получив отказ, Чжэн Хэ вновь вернулся на остров в сопровождении отряда из 3000 человек, ворвался в столицу, захватил в плен царя Вира Алакешвару, членов его семьи и приближённых, доставил их на корабль и увез в Китай.
Во время четвёртого путешествия при обычном на этом маршруте посещении государства Пасай на севере Суматры, флоту адмирала пришлось принять участие в происходившей борьбе между признанным Китаем монархом Зайн аль-Абидином и претендентом по имени Секандер. Китайский флот привез дары от императора для Зайн аль-Абидина, но не для Секандера, что вызвало гнев последнего, и он напал на китайцев. Чжэн Хэ сумел обернуть случившееся себе на пользу, разбить его войска, захватить в плен самого Секандера и отправить его в Китай.
После смерти императора Чжу Ди, морские экспедиции на время были приостановлены, а сам Чжэн Хэ семь лет служил начальником гарнизона в Нанкине. Во время последнего, седьмого, путешествия Чжэн Хэ было за 60 лет. Он уже лично не посещал многие страны, куда заходили китайские корабли, и вернулся в Китай в 1433 году, в то время как отдельные подразделения флота под командованием его помощников посетили в 1434 году Мекку, а также Суматру и Яву.
Экспедиции Чжэн Хэ способствовали культурному обмену африканских и азиатских стран с Китаем и установлению торговых отношений между ними. Были составлены подробные описания стран и городов, которые посещали китайские мореплаватели.
На основе материалов и сведений, собранных участниками морских экспедиций Чжэн Хэ, в минском Китае в 1597 году Ло Мао-дэном был написан роман «Плавания Чжэн Хэ в Западный океан» («Сань бао тай цзянь Си ян цзи»). Как указывал китаист А.В. Вельгус, в нём много фантастики, однако в некоторых описаниях автор определенно пользовался данными исторических и географических источников. Под руководством Чжэн Хэ флотилия посетила более 56 стран и крупных городов Юго-Восточной Азии и бассейна Индийского океана.
Первое плавание Чжэн Хэ состоялось в 1405—1407 годах по маршруту Сучжоу—берега Тямпы—остров Ява—Северо-Западная Суматра—Малаккский пролив—остров Шри-Ланка. Затем, обогнув южную оконечность Индостана, флотилия двинулась к торговым городам Малабарского побережья Индии, добравшись до самого крупного индийского порта — Каликута. Примерно такими же были маршруты второго (1407—1409) и третьего (1409—1411) походов. Четвёртая (1413—1415), пятая (1417—1419), шестая (1421—1422) и седьмая (1431—1433) экспедиции доходили до Ормуза и африканского берега в районе современного Сомали, заходили в Красное море. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного, составляли карты. В них регистрировалось время отплытия, места стоянок, помечалось расположение рифов и мелей. Были составлены описания заморских государств и городов, политических порядков, климата, местных обычаев, легенд. Чжэн Хэ доставлял в зарубежные страны послания императора, поощрял прибытие в Китай иностранных посольств, вёл торговлю.

Китайский застой
Потери Золотого флота Чжэн Хэ для империи оказались огромны — как в кораблях, так и в личном составе. Они были чувствительны даже для такой могучей державы, как Китайская империя. Тем не менее, задание, данное императором Чжу Ди своим адмиралам, было выполнено. Это был величайший успех, которого еще не добивалась ни одна держава в мире. Достижения китайцев в начале XV в. можно назвать крупнейшими достижениями всего человечества. Замысел императора Чжу Ди описать весь подлунный мир и сделать его данником Поднебесной империи мог осуществиться…
Так во всяком случае думали китайские адмиралы, возвращаясь к себе на родину. Однако они обнаружили на родине такие радикальные перемены во внутренней и внешней политике, что мысли о мировой экспансии исчезли у них сами собой. Китай, куда они вернулись, полностью изменился. Умирающий император Чжу Ди уже ни на что не мог влиять, а пришедший к власти кабинет мандаринов целенаправленно разрушал созданную бывшим императором государственную систему, целью которой было овладение миром. С отдаленных земель дань больше не собирали, крупных научных экспериментов не проводили, грандиозные предприятия канули в лету. Китай постепенно погружался в болото изоляции от всего остального мира. Евнухи-адмиралы были уволены со службы, их корабли пущены на слом или поставлены на прикол у стенки гавани — догнивать. Карты, лоции, корабельные журналы, дневники, описания путешествий и прочие ценнейшие документы были по приказу новых хозяев Морского министерства уничтожены. Великие достижения Чжэн Хэ отмечены не были, а со временем о них просто забыли.
Причина была довольно прозаичной. Через два месяца после отплытия флота Чжэн Хэ над Запретным городом в Пекине разразилась буря и начался пожар. Огонь уничтожил почти весь город и даже трон императора. Погибли сотни людей. Император Чжу Ди расценил все как гнев Неба и передал власть сыну. Но мандарины требовали более решительных мер: отстранить евнухов, отказаться от внешней экспансии, так как Великая стена, Великий канал и Золотой флот требовали грандиозных затрат. Только лесов для судов было вырублено столько, что Вьетнам восстал и отделился от Китая.
В сентябре 1424 года император Чжу Ди умер, а его сын запретил строить «плавающие сокровищницы» — даже чертежи были уничтожены. Сожгли все отчеты, карты и вообще любые поездки китайцев за рубеж запрещались.
На землях Китая воцарилась гармония застоя в духе Конфуция. Связи с внешним миром были сведены к минимуму, а доходы от внешней торговли упали. Со смертью Чжу Ди в мире возник некий вакуум, который сразу же был заполнен португальцами и испанцами. А после 1644 года и смены династии Мин на династию Цин изоляция усилилась. Китай впал в летаргию…

Владимир Головко,
Евгений Петропавловский
г. Киев

Добавить комментарий