Мужчины и женщины: на разных языках

Женщины в основном говорят чаще, больше, эмоциональнее и, главное, громче, чем мужчины. Для женщины речь зачастую — средство выплеснуть обуревающие ею чувства, для мужчины — передать информацию. Поэтому, употребляя одни и те же слова, мужчины и женщины редко подразумевают одно и то же.
Причём возникающие из-за этого конфликты и недоразумения между мужчинами и женщинами в некоторых людских сообществах были немыслимы благодаря весьма остроумным табу.

Лучшее средство от семейных споров
Так, когда европейцы впервые оказались на Малых Антильских островах (Вест-Индия), то с удивлением заметили, что здесь мужчины и женщины буквально говорят на разных языках. При обращении к мужчине всегда использовался «мужской вариант», при обращении к женщине — «женский». В сообщениях XVII в. отмечается, что нарушение установившихся норм считалось серьёзным преступлением. Слова женского и мужского лексикона различались как по произношению, так и происхождению, имели разные корни и грамматику. Была выдвинута гипотеза, что, возможно, здесь раньше женщины принадлежали к другому племени, все мужчины которого были перебиты. Однако эта гипотеза применительно к аборигенам Малых Антильских островов, карибскому племени карайа, не подтверждается историческими фактами.
Похоже, они сознательно культивировали языковый барьер между полами: ведь нельзя же в самом деле учить жить, отчитывать, изматывать расспросами и спорами или словесно оскорбить человека, для которого все твои речи только звук! Вот почему и сегодня семейные конфликты, разводы у карайя редчайшее явление!
У индейцев племени дакота почти все слова и даже целые выражения имеют два варианта — мужской и женский. Мужским языком индейцы дакота пользуются, когда говорят между собой, а женским — общаясь с соплеменницами. Женщинам в этом племени дозволено лишь «цитировать» мужчин, а вот объясняться они обязаны на своём наречии (им, правда, разрешён английский и др. иноплемённые языки).
Полинезийский язык тангоа тоже имеет два варианта: один для мужчин и другой для женщин.
Однако зачастую мужские и женские разговорные языки не сильно разнятся меж собою.

Трудности перевода
У аборигенов Крайнего Севера, чукчей, фонетика делится на мужскую и женскую. Там, где мужчины-чукчи произносят «к» или «р», женщины говорят «ц». Например, «морж» у мужчин-чукчей звучит как «кирки», а у женщин — как «цицци».
А в андийском языке, широко распространённом в нескольких аулах северного Дагестана, многие самые важные слова, как «я», «человек», «ты» и др. до сих пор звучат по-разному в речи мужчин и женщин.
Японцы делят свой язык на «отокорасии» (мужской разговор) и «онна котоба» (женскую беседу). Эти типы речи формируются у японских детей к трём годам и различаются они между собой местоимениями и частицами. Ведь в японском языке есть несколько десятков коротких слов-частиц. По значению они примерно соответствуют нашим «ну», «слушай», «знаешь», «постой-ка», «ничего себе» и т.д. Почти в каждом японском предложении есть какая-нибудь из этих частиц. Причём у женщин — один набор частиц, а у мужчин — другой. Женские частицы гораздо мягче и вежливее, чем мужские. Если их перевести на русский язык, получится, что там, где мужчины японцы произносят «эй» или «прикинь», японки говорят «послушай, пожалуйста» и «неужели».
То есть «женская» фраза, произнесённая мужчиной, будет грамматически абсолютно верной, однако такой мужчина будет расценен японцами или как пассивный гомосексуалист, или как невежа.
Женщинам в Японии ещё сложнее. Там любая японка обязана ежедневно соблюдать «онна котоба», иначе её сочтут грубой, вульгарной, невоспитанной, мужеподобной, и она вскоре окажется на положении изгоя («буракумин»). Однако при общении в качестве начальника (даже с мужчинами) японка должна говорить на «отокорасии» (говорить решительно, прямо), т.е. нарушать правила, впитанные ею с молоком матери. Это один из главных факторов, мешающих делать карьеру женщинам в Японии.
Интересно, что хотя у японцев разговорный язык чётко делится на мужской и женский, однако это разделение у них полностью отсутствует в письменной речи.
Объяснить подобные явления попытались учёные.

Из тьмы веков
В первобытно-общинном обществе мужчинам, выходящим на тропу войны или охоту, предписывалось использовать некоторый набор «мужских» слов. Тогда у каждого мужчины было по два имени: одно для повседневной жизни, другое, тайное, — для войны и прочих мероприятий. При этом женщинам, детям и отрокам, не прошедшим инициацию (посвящение в воины и охотники), было нельзя произносить вслух некоторые «мужские» слова, которые могли «предупредить врагов», «привлечь злых духов» или «отпугнуть добычу». Отсюда, кстати, и повсеместный запрет материться в присутствии женщин и детей. Ведь ругань на войне гремит без умолку, а первоначально ненормативная лексика была вредоносной магией.
Фактор табу оказал влияние на дифференциацию языка в зависимости от пола. Примером языка, в котором система табу — причина появлений различий по признаку пола, может служить зулусский. Зулусской замужней женщине нельзя произносить вслух имена отца и братьев мужа. Более того, ей запрещено издавать звуки, которые могут как-то ассоциироваться с табуированными именами, т.е. зулуска не имеет права произнести любое, даже самое распространенное слово, если оно содержит характерный звук, входящий в имена родственников-мужчин. Такая система табу и привела к появлению разных вариантов языка, разделённых по половому признаку.
Однако данная теория не объясняет наличие тайных женских языков.

Между ними, женщинами
В Северной Америке живёт племя индейцев натчи. Когда-то, кроме общего языка, на котором говорило всё племя, у индианок натчи был свой тайный язык, который понимали только они одни.
Особые «женские диалекты» были и на острове Мадагаскар. Там существовали слова и даже целые выражения, употребляемые только женщинами и исключительно в общении между собой.
А у североафриканских племён берберов (туарегов) и сейчас есть различие между мужским и женским письмом. Если мужчины пользуются арабским шрифтом, то среди женщин преимущественно распространено письмо тифинаг. Консонантное письмо тифинаг очень древнего происхождения и восходит ещё к доисламским временам.
Нечто подобное было и у восточных славян: особое узелковое письмо, которым ведали в основном женщины. Это тайное письмо использовали в ритуальных целях, а впоследствии и для счёта и записи географических сведений. Отсюда выражения: «Скажет, как завяжет» и «Узелок на память». И вот почему в русских сказках героя ведёт клубок ниток.
Чтобы объяснить наличие тайных женских языков, была выдвинута новая гипотеза.

Эхо матриархата
Причину появления «женского языка» стали искать в различии сфер трудовой деятельности мужчин и женщин. Однако в действительности всё не так просто.
В древности существовал матриархат (власть женщин над мужчинами), хотя ряд учёных и отрицает это, несмотря на наличие матриархата во многих отдельно взятых семьях.
Некоторые этнографы считают, что особые женские языки, тщательно оберегаемые от непосвященных, — наследие тайных союзов женщин, которые боролись против тотальной власти мужчин (патриархата).
Эти тайные союзы женщин — союзы, направленные против господства мужчин, были настоящими террористическими организациями. Некоторые из таких объединений дожили до наших дней.
В Африке еще совсем недавно существовали тайные женские общества — «Ниенго», «Лезиму» и др., пользовавшиеся большой властью и влиянием. По словам известного ученого этнографа Ю. Липса, в отдельных местах эти тайные женские общества держали мужское население «в страхе и беспокойстве».
Одно из самых значительных тайных женских обществ, описанных Липсом, — «Бунду» в Нигерии. Женщины, принадлежавшие к его высшим рангам, красили руки и лицо в белый цвет и носили одинаковые черные мантии. «Эти женщины, — писал Липс, — обладают достаточной властью, чтобы наказать и даже убить любого мужчину, проникшего на их священную территорию».
Другой подобный союз женщин, «Йевхе», был на территории нынешней Ганы. Вступая в общество «Йевхе», девушка получала новое имя. Здесь её учили пению, плетению циновок и искусству составления ядов.
Девушка могла посвятить свою жизнь этому союзу и добиться в нём значительной власти и влияния. Но даже если девушка возвращалась в семью отца и потом выходила замуж, она продолжала оставаться членом этой всесильной организации и могла рассчитывать на её помощь. Например, в случае ссоры с мужем она всегда могла уйти в «Йевхе».
Этот союз был способен наказать её мужа или заставить его заплатить значительный штраф.
Интересно, что каждая девушка, принятая в «Йевхе», прежде всего изучала тайный язык — агбунгбе. Пройдя своеобразный курс и вернувшись домой, она ещё целых четыре месяца не должна была говорить на своем родном языке. В это время она могла изъясняться только на агбунгбе.
Как-то одного эзотерика-практика (раввина) спросили: что было бы, если б на земле царил матриархат? Он ответил: «О, тогда б нам христиане «доказывали», что Бог — это прежде всего Богиня-мать, Богиня-дочь и святая душа!»

Игорь Белостоцкий
г. Киев

Добавить комментарий