Мысли о войне

«Бхагавад-гита» о войне
Газета, которую вы держите в руках, совсем не политическая. Поэтому она не рассматривает актуальные сегодня темы противостояния Востока и Запада, гражданской войны на Украине, выборы и др. И то, что актуально сегодня в газетах, завтра будет забыто, потому что это всего лишь информация о произошедших событиях, а завтра будут новые. Однако само слово «война» настолько страшно для многих людей, что они стараются, если можно, не говорить его, не думать о нем, не обсуждать эту тему. Таким людям я сразу предлагаю не читать эту статью дальше, потому что разговор пойдет о войне как явлении в человеческом обществе с философской точки зрения.
Эта статья очень долго не могла состояться, я сама пугалась такой темы и не хотела записывать такие мысли, но война уже идет. И если мы не страусы, то хотелось бы понять, почему случается такая агрессия у людей друг на друга, что они готовы убивать. И где тот предел, за которым и нравственный человек может себе разрешить защиту?
Я искала ответы, люди авторитетные говорили — каждый свое. И все они были по-своему правы. А если так, то войну придется разрешить и она, как и в прошлых веках, будет происходить. Мне не нравилась такая философия, я искала более глубокий уровень ответа и один раз случайно взяла с полки Бхагавад-гиту.

Хотя «Бхагавад-гита» издается и читается как самостоятельное произведение, изначально она является частью «Махабхараты», древнего эпоса, написанного на санскрите. «Махабхарата» повествует о событиях, предшествовавших наступлению Кали-юги, эпохи, в которую мы живем. Эта эпоха началась около пяти тысяч лет назад, в тот самый момент, когда Господь Кришна поведал «Бхагавад-гиту» своему другу и почитателю Арджуне. Их беседа, представляющая собой один из величайших философских и религиозных диалогов в истории человечества, состоялась перед началом первого сражения в великой братоубийственной войне между сотней сыновей Дхритараштры, с одной стороны, и их двоюродными братьями, Пандавами, сыновьями Панду, — с другой.
Два брата, Дхритараштра и Панду, принадлежали к династии Куру, основанной царем Бхаратой, который некогда правил всей землей. От его имени и возникло название «Махабхарата» («Великая история потомков Бхараты»).
Поскольку Дхритараштра, старший из двух братьев, родился слепым, царский трон, уготованный ему, перешел к младшему брату, Панду. Случилось так, что Панду умер молодым, и его пятеро сыновей — Юдхиштхира, Бхима, Арджуна, Накула и Сахадева — остались на попечении Дхритараштры, который после смерти брата временно занял престол. Поэтому сыновья Дхритараштры и сыновья Панду росли и воспитывались вместе при царском дворе. И тех, и других обучал военному искусству многоопытный Дрона и наставлял почитаемый всеми старейшина клана, «дед» Бхишма.
Добродетельные и благочестивые Пандавы, в отличие от сыновей Дхритараштры, признавали Кришну Верховной Личностью Бога. И все же Кришна согласился участвовать в битве, считаясь с желанием каждой из враждующих сторон. Он предложил обеим сторонам выбор: будучи Богом, он не станет сражаться лично, но противники по желанию могут получить либо армию Кришны, либо Его Самого в качестве советника и помощника. Дурьйодхана, которого считали хорошим политиком, с радостью выбрал армию Кришны, а Пандавы столь же уверенно выбрали самого Кришну.
Так Кришна стал колесничим Арджуны и взял в свои руки бразды легендарной «колесницы великого лучника». Это подводит нас к тому моменту, с которого начинается «Бхагавад-гита»: две армии стоят друг против друга, готовые к сражению.
Теперь давайте посмотрим на рассуждения полководца Арджуны и ответы ему Кришны:
«…И в обеих армиях Арджуна увидел старейшин рода отца, дедов, учителей, дядей по матери, братьев, сыновей, тестей и других доброжелателей. Увидев родственников, Арждуна, сраженный горем.., произнес такие слова:
— О Кришна! При виде своих сородичей, жаждущих смертельной схватки, силы покидают меня и пересыхают мои уста. Все мое тело дрожит, и волосы встают дыбом. Лук… выскальзывает из рук, а кожа пылает… Я более не подвластен себе. Мой ум в полном смятении, и я вижу лишь знамения, предвещающие недоброе… Я не вижу никакого блага в убийстве своих родственников в этой битве. О, Кришна, я не желаю ни победы, ни царства, ни счастья… даже если они хотят лишить меня жизни, я не желаю убивать их! Если мы убьем наших учителей и опекунов, то непременно погрязнем в грехе, несмотря на то, что это они развязали войну… Из-за охватившей их сердце алчности эти люди не видят великого греха в братоубийстве. С разрушением династии религиозные традиции семьи приходят в упадок… Отвратительные поступки… приводят к вырождению потомства. Из-за этого… высокая благородная линия полностью утрачивается. Какой страшный грех мы намереваемся совершить! Мы готовы убить своих родственников… Поэтому для меня будет более благоприятным, если я, безоружный и не оказывающий сопротивления, приму смерть на этом поле от рук сыновей Дхритараштры… О, Говинда, я не буду сражаться!»
Арджуна отбросил в сторону лук и стрелы и сел в колеснице, ощущая в сердце невыносимую скорбь.
С такими словами карающий врагов, бдительный Арджуна обратился к Шри Кришне, повелителю всех живых существ. Верховный Господь сказал:
— Никогда не было так, чтобы меня, тебя и всех этих царей не существовало… мы существуем сейчас… и в прошлом и продолжим свое бытие в будущем… Знай, что душа, пронизывающая все тело, неразрушима. Она неизменна и вечна, никто не способен причинить ей вред. Лишь физические тела вечной неразрушимой и неизмеримой души могут быть уничтожены. Поэтому сражайся и не пренебрегай своим… долгом. Подобно человеку, надевающему новые одежды, отбросив старые и изношенные, душа принимает новое тело, оставив старое, пришедшее в негодность. Душа… нетленна, постоянна и существует вечно. О, лучший из воинов, даже если ты думаешь, что душа рождается и умирает, все равно нет причин для скорби, ибо любой, кто рожден, обречен на смерть, а тот, кто умер, воплотится вновь, согласно своим прошлым поступкам. Поэтому ты не можешь скорбеть о том, что неизбежно.
Душа, пребывающая в телах всех живых существ, вечна и не может быть уничтожена. Поэтому тебе не стоит ни о ком горевать. Более того, осознавая свою свадхарму (задачу, судьбу — авт.), ты не должен колебаться, ибо нет более лучшего для кшатрия (воина — авт.), чем битва за божественную справедливость. Если ты откажешься от сражения за восстановление божественной справедливости, то твои религиозные принципы будут утрачены, слава покинет тебя, а скверна преисполнит. Люди все время будут вспоминать о твоем позоре, а для знаменитого человека бесчестье хуже смерти… если тебя убьют, ты достигнешь рая, а если победишь, то будешь наслаждаться царством на Земле. Поэтому, будучи уверенным в своем успехе, иди и сражайся! Только что я объяснил тебе здравое восприятие реальности. Рассматривая равно наслаждение и боль, приобретение и потерю, победу и поражение — сражайся! И грех не затронет тебя».
И далее в «Бхагавад-гите», видимо, уже после победы Арджуны, после соединения им раздробленной феодальной Индии в единую страну Кришна рассказывает царю природу человека, правильные принципы мироустройства и счастливой жизни. Арджуна был человеком крайне религиозным и выиграл, потому что слушал своего Бога и выполнял его советы.

Теперь хотелось бы, исходя из советов древней книги, понять, как же должны относиться к войне мы, с одной стороны, потомки древних ариев, с другой — восточноевропейские христиане, оказавшись в гражданской войне. Хотя вопрос религиозный в данном случае вообще не стоит —любая религия запрещает убийство. Однако с завидным постоянством его же освящает во время войны каждая церковь — для защиты Отечества. Поэтому религиозные ценности могут также оказаться относительными и ненадежными для опоры духа в час междоусобицы. Кроме этого, не все люди — цари, есть и простые смертные, не имеющие военной задачи. Мы помним из новостей марта 2014 года: три старенькие бабушки с вилами перегородили дорогу на Славянск. Они утверждали, потрясая сельхозинвентарем, что не пропустят фашистов на Донбасс. Каким наивным патриотизмом это выглядит сейчас! Вечный раскольниковский вопрос о «бесполезных» бабушках. Они как бы не понимают, что хотят остановить, потому что их уже «поцеловал» Демиург, они находятся в трансе и говорят нам о том, что сейчас в данном регионе будут делать все.
Как услышать свой поток справедливости, своего Бога в сей трудный час? Выспросить у него именно свою задачу? Потому что идет война, и все мы ее переживаем по-разному.
Я буду думать на эту тему и прошу вас быть снисходительными к моим мыслям, если они будут взглядом с другой стороны. Я не делю сограждан на русских и украинцев, но вижу причины событий, много лет работаю с кармой, и, может быть, мой взгляд поможет увидеть не то, что люди говорят, а то, чего они хотят на самом деле. Мне бы хотелось, чтобы каждый воин в бывшей Украине осознавал свою мотивацию убивать. Чтобы он понимал, что судьбой расплатится за сделанный выбор независимо от того, останется жив или погибнет.

Моральное разрешение
«Бхагавад-гита» рассказывает нам о реальной исторической ситуации, где сам Бог разрешает войну. Больше того, он принимает в этом активное участие и с той, и с другой стороны. Именно это мне было принять труднее всего, т.е. занять третью позицию. Нужно выйти из отождествления себя с моим любимым Крымом, русской культурой, которая меня воспитала. Полностью выйти из патриотизма. Я 23 года прожила на Украине и не то что бы привыкла, но просто приросла. Поэтому внутри я переживала то же самое, что и Арджуна. Поэтому я хотела ответить на самый трудный вопрос: когда же война нравственно обоснована? В каком случае ее можно начинать без угрызений совести?
Как ни странно это говорить, но оказалось, что войны начинаются из-за отношений. Когда кто-то кого-то не уважает, не учитывает его экологических интересов. Человек живет своей жизнью и вдруг у него хотят отнять землю, свободу, родной язык и другие возможности. И в том, что ему оставляют, он не мыслит это как жизнь, а только как рабство.
Когда мы были советскими детьми, мы думали, что человечество уже рабство преодолело. Что в XXI веке эти вопросы даже не возникнут.
Но они формировались постепенно вместе с молодой государственностью Украины. Оказывается, страна проходит этапы государственного становления, как эмбрион в утробе матери. Как только она объявила о своей независимости, т.е. происхождении на свет, у нее начинают появляться атавизмы (жаберные щели или хвостик), которые исторически сформировались в процессе развития института государственного управления цивилизации. Сейчас мы говорим только об институте развития власти одного человека над другим. Сначала первобытнообщинный строй: все равны и находятся на уровне выживания. Выделяется тот, у кого выше физические навыки и, соответственно, лучше орудия труда. Мораль данных отношений предполагает культ физической силы: лучший кусок получает самый сильный мужчина, он берет столько, сколько может съесть. Следующую часть «мамонта» забирает молодая сильная женщина, затем она, следуя инстинктам, кормит детей, а кости достаются старикам. Примерно такие отношения в стране мы наблюдали в бандитские 90-е годы.
В следующей исторической формации — рабовладельческом строе — впервые появляется разделение не по силе мышц, а по общественному закону: либо ты раб, либо господин, работодатель. Только две позиции. Здесь власть и эксплуатация ничем не ограничены. Именно в наше время появилось выражение «интеллектуальный раб». Это человек с двумя-тремя высшими образованиями, работающий за минимальную зарплату.
В феодальном строе появляется некоторая иерархия власти, структура соподчинения. Принадлежность к структуре дает защиту и полномочия и определяет ранг психологических и правовых привилегий.
Буржуазный строй развивает данную структуру до мелочей и деталей, определяет возможности каждого индивида в обществе, доводит культуру производства, потребления и распределения до немыслимых высот, и такая культура позволяет иметь материальное неравенство на уровне естественного распределения по способностям их иметь. Имеются в виду не любые способности, а только психическая способность защищать, контролировать и распределять материальный ресурс. Из силовой, мышечной эта способность трансформируется в психическую и только затем превращается в закон общества, охраняющий частную собственность.
Далее наш современник должен добавить к капитализму социализм, т.к. это тоже происходило, и соединить все это в одно понимание о законе.
Молодое государство, очевидно, проходит все вышеперечисленные этапы общественного становления, и каждый индивид параллельно рождает в себе возможности занять место под солнцем в распределении и потреблении. Делает он это таким способом, на какой общественной формации он «застрял» сейчас. Можно назвать это фиксацией на психообщественной стадии развития. Это уровень развития общественного самосознания индивида, его юридическая грамотность.
Моральный аспект — уважение к себе и другим гражданам — индивид обеспечивает не статьей закона. Закон перестает работать, если сам человек слаб, недисциплинирован и безответственен. Если его гражданская позиция превращается в просьбы и требования дать, он ничего не получит, пока не разовьет саму возможность добиться успеха самостоятельно и поделиться достигнутым с обществом.
В здоровом организме клетка производит в десятки раз больше продукта, чем потребляет. Например, клетка печени вырабатывает желчь, и ей самой такое количество не нужно, она просто отдает все, что производит лишнего. Однако иногда появляются клетки, которые решают, что достойны большего и начинают сами регулировать, что отдать организму, а что на всякий случай оставить себе. Так рождается раковая клетка. Она не подчиняется общему закону, и у организма есть только две возможности: либо убить раковую клетку, либо умереть самому.
То же самое начинается с обществом, не имеющем в лице своего гражданина ни малейшего желания служить своему обществу. Оно сначала агонизирует. Но если граждане не развивают активную гражданскую позицию, не желают исполнять свои обязанности, то личный эгоизм приводит к слабости государства, к власти приходят корыстные люди, они грабят не только общую казну, но и в карман гражданина не забывают заглянуть. Граждане всегда имеют то правительство, которого достойны, относительно своего гражданского самосознания. Так безнравственность, корыстность и равнодушие каждого человека могут незаметно погубить целое государство.
Самостоятельно такие люди свои посты и привилегии не оставят, поэтому отсутствие гражданской справедливости рано или поздно приводит к открытому конфликту, за которым рождается новая форма распределения и контроля общественного ресурса.
Поэтому очень важно, чтобы люди, которые берутся что-то менять, разрушать, понимали, что за этим нужно будет что-то предложить новое и оно, безусловно, должно быть лучше, чем было раньше. В этом заключалось поражение Майдана как общественного движения: стихийный протест без идеологии и философии для всей страны, без учета мнения большинства привел к расколу общества и войне за свою родную землю, за свое экологическое пространство идей и принципов.
Из этого вытекает вывод: войну выигрывает не армия, а народ. Земля принадлежит не правительству страны, а народу, который на ней живет.
Интересно, что в гражданской войне прошлого века, когда большевики принесли на Украину весть о свободе пролетариата, на Украине не было буржуазии, также не было пролетариата и, соответственно, было совершенно непонятно, зачем делалась русская революция. А сейчас именно то, что происходило в начале прошлого века в России, будет происходить на Украине: отсутствие законов, защищающих права и свободы, повышение цен и эксплуатация могут привести к дальнейшим революциям и появлению тех же социалистических идей, дающих возможность жизни и развития для большинства.
Опять же, нравственные ценности появляются в обществе не сами собой, а всегда ценой крови. Чтобы люди начали уважать друг друга, мужчины очень долго носили оружие и защищали свое достоинство. Еще с тех времен, когда Ромео бродили по улицам Вероны, заглядывали в глаза прохожим и вопрошали: «Ты меня уважаешь? Ах, ты меня не уважаешь (не замечаешь, не пропускаешь)! Тогда защищайся, где твоя шпага?» И так кололи друг друга, пока не научились делать поклоны, быть любезными и внимательными. Именно из-за того, что граждане считают, что их должен защитить кто-то, они остаются слабыми. А общество в целом — безнравственным. Тогда свыше приходит ситуация, когда защиты нет. Человека бросает государство, нападают враги и он, защищаясь, становится очень сильным и свободным.

Война как интеграция
Наверное, с этой стороны данное явление еще никем не рассматривалось. Но, кармически, интеграция всегда будет происходить, если преувеличивается национальная идея и насильственно навязывается представителям других культур в одной стране. Или если какая-то нация себя считает избранной доминировать над другими нациями, это приводит к войне и затем к изучению и пониманию захватчиками тех культур, которые они хотели уничтожить. Для захваченной страны это тоже принудительная интеграция.
Мы можем это увидеть на историческом примере России. В XVIII веке нападает Наполеон — и вся Россия (дворянство) начинает говорить по-французски, изучать культуру и традиции Франции. В ХХ веке два раза нападала Германия, и она стала доминировать в программах обучения. В XXI веке в славянское пространство начинает вторгаться Америка, и я не скажу ничего нового, если предположу, что это следующая наша интеграция и уже идущая война.
Все же учитывая, что Россия из всех войн выходила победителем, ее случай особенный. Однако если государство полностью захвачено неприятелем, мы можем предположить более жесткую и быструю интеграцию культур. Как, например, это происходило в мировой колониальной системе.
В XVIII веке Индия была захвачена Британской империей. Первая волна захватчиков — армия, подавление любого сопротивления и максимальные разрушения. Вторая волна — бизнесмены, скупающие земли, строящие заводы и инфраструктуру для более глубокого и масштабного ограбления завоеванной страны. И только третья волна захватчиков — это европейская, английская интеллигенция. К этому моменту Индия уже лет 60 как изучала принудительно английский язык, культурная интеграция стала возможна, даже индийские гуру понимали богатых теософов. Соответственно, и теософы осознали духовную глубину индийской культуры. В одной из своих поездок Анна Безант пишет: «Англичане, мы — варвары, мы разрушили самую древнюю культуру мира, колыбель человечества». Благодаря европейской интеллигенции было сделано огромное количество переводов древних индийских книг на английский, а с него — на все языки мира. И весь мир, и в том числе мы с вами, росли в духе и здоровье с помощью этих переводов.
Можно совершить неизбежную интеграцию мирным путем. Это туризм, торговля, культурный обмен. В мире невозможно жить без отношений, и если происходит разрыв мирных связей по причине неуважительных отношений, случается эта пресловутая принудительная интеграция.
Очень важным представляется сегодня наличие мирной интеграции между Россией и Украиной. Мы видим, что чем более Украина хочет отказаться от всего русского, тем быстрее сама внутри становится русской, война здесь произошла именно по причине сверхсильного желания западных украинцев стать европейцами. В результате они будут становиться все дальше от Европы и все ближе к России. В конце этого процесса славянское пространство объединится.
И в завершение я хотела бы прокомментировать, как же «Бхагавад-гита» советует воевать. Я приведу эту фразу еще раз: «Рассматривая равно наслаждение и боль, приобретение и потерю, победу и поражение — сражайся! И грех не затронет тебя».
Здесь говорится о самом эмоциональном переживании. Нужно обратить внимание на эмоции в первую очередь. Все отрицательные эмоции притягивают плохую карму. Поэтому воина на Востоке учили уважать своего врага — не ради врага, а именно для того чтобы не исказить гневом, яростью, страхом свое подсознание. Со временем такие эмоции рождают психосоматику и болезни. Воин должен научиться воевать не эмоциями, а техническими умениями. Чтобы снять напряжения, нужно обращаться периодически к молитве или прикасаться к освященным предметам, пить святую воду. Это приносит внутреннее спокойствие, ясность и понимание правильных действий.

Светлана Левантович
г. Симферополь

Тел. +7-978-838-15-18

mysticstudio.ru

Добавить комментарий