Новое видение мира. Почему современному естествознанию нужна новая научная парадигма

В работе показано, что господствующая ныне «солнечная» парадигма естествознания не позволяет осуществлять при проведении научных исследований математическую алгоритмизацию и прогнозировать события, что существенно сдерживает развитие всех естественно-научных знаний. Предложена новая парадигма естествознания, объясняющая истинную природу космо-земных связей и открывающая ранее не известные возможности в научных изысканиях.

Книга Природы должна
писаться языком математики
Галилео Галилей

Истина
и заблуждения
В человеке самой природой заложено страстное, неодолимое стремление к познанию, непосредственной целью которого является отыскание истины. Путь к истине бывает всегда многотрудным. Немало сложных препятствий, сюрпризов, преподносимых неистощимой на выдумки природой, приходится преодолевать на этом пути. Истина представляет собой величайшую, ни с чем не сравнимую духовную ценность. Ради овладения ею, ради ее защиты от извращений ученые во все времена переносили материальные лишения, томились в тюрьмах, шли на костер инквизиции.
Психология людей такова, что всякую новую истину вначале они встречают с большим сопротивлением, однако, чем больше она выявляет себя, становится фактом, тем больше привлекает на свою сторону друзей и поборников. Когда открывается новая, поразительная истина, люди сначала говорят, что «это неправда», позже утверждают, что «это противоречит установившимся взглядам», а в конце концов — что «это всем известная вещь».
Пока истина не познана, она часто не имеет четко очерченных форм, но достаточно того, что она витает над нами в виде неосязаемого духа и создает не поддающуюся описанию гармонию в мышлении. Когда же научная истина познана и представлена широким слоям общественности, она обычно оказывается исключительно простой и понятной каждому.
Поиск истины, как правило, связан с целой чередой заблуждений, главный признак которых — искаженное отражение действительности. Часто источником заблуждений становятся установившиеся в науке традиции и стремление объяснять новые явления в свете уже сложившихся научных воззрений. Истина и заблуждение происходят из одного источника. Во всяком заблуждении заложено зерно истины, точно так же, как и во всякой истине есть доля заблуждения. Это так же верно, как и странно. Вот почему мы не имеем права уничтожать заблуждение, ибо вместе с ним может быть похоронена и истина.

Научная парадигма
Парадигма — это совокупность научных взглядов и фундаментальных идей в некоторой области знаний, которые на определенном историческом этапе развития науки принимаются представителями научного сообщества как истинные и определяют направление всех дальнейших исследований. Иными словами, она воплощает в себе бесспорное, общепризнанное мнение о явлениях, процессах, событиях в исследуемой области знаний. В качестве примеров научных парадигм можно назвать физику Аристотеля, геоцентрическую систему Птолемея, механику и оптику Ньютона, электродинамику Максвелла, теорию относительности Эйнштейна, теорию атома Бора.
С понятием «парадигмы» тесно связано понятие «научного сообщества» как совокупности людей, объединенных верой в единую парадигму. Стать членом научного сообщества можно, только приняв и усвоив его парадигму. Если вы не разделяете веры в парадигму, то остаетесь за пределами научного сообщества. Поэтому, например, современные экстрасенсы, астрологи, исследователи «летающих тарелок» и полтергейстов не считаются учеными, не входят в научное сообщество, ибо все они либо отвергают некоторые фундаментальные принципы респектабельной науки, либо выдвигают идеи, не признаваемые этой наукой. Но по той же самой причине научное сообщество может отторгать и настоящих новаторов, не согласных с существующей парадигмой, потому столь трудной и подчас трагичной бывает жизнь первооткрывателей в науке.
Ученые — создатели парадигмы — не только формулируют некоторую фундаментальную идею или создают новую концепцию, но также и решают ряд важнейших проблем в определенной научной области и тем самым дают образцы того, как нужно действовать при проведении подобных исследований. И в этом заключается одна из важнейших функций научной парадигмы. Например, Ньютон не только сформулировал основные положения корпускулярной теории света, но в ряде экспериментов показал, что солнечный свет имеет сложный состав и как это можно обнаружить.
Очевидно, что парадигмальная концепция не может появиться сразу в блеске полного совершенства. Лишь постепенно ее понятия приобретают все более точное содержание, а сама она — более стройную дедуктивную форму. Разрабатываются новые математические и инструментальные средства, расширяющие сферу ее применимости. Например, теория всемирного тяготения Ньютона первоначально в основном была занята решением проблем астрономии и потребовались значительные усилия, чтобы показать применимость общих законов Ньютоновской механики к исследованию и описанию поведения земных объектов. Кроме того, при обосновании законов Кеплера Ньютон был вынужден пренебречь взаимным влиянием планет и учитывать только притяжение между отдельной планетой и Солнцем. Поскольку планеты также оказывают гравитационное воздействие друг на друга, их реальные движения несколько отличны от теоретически вычисленных траекторий. Чтобы устранить или уменьшить эти различия, потребовалось разработать новые аналитические средства, позволяющие описывать движение более чем двух одновременно притягивающихся тел. Именно такого рода проблемами были заняты Эйлер, Лагранж, Лаплас, Гаусс и другие выдающиеся ученые, посвятившие свои труды усовершенствованию Ньютоновской парадигмы.
Смена парадигм является свидетельством более глубокого постижения мира. Поэтому, отвергая прежнюю парадигму, наука не отказывается от истины, а лишь поднимается на новую, более высокую ступень ее познания.
Создание новой парадигмы — это не простое приращение знаний: оно нередко бывает связано с перестройкой мировоззрения и потому может сопровождаться трагедией отдельных личностей или даже целых научных сообществ. Поэтому с позиций психологии легко объяснимо то противодействие, которое практически всегда оказывается внедрению новой научной концепции со стороны наиболее маститой части научной общественности, воспитанной на методах и традициях существующей парадигмы.
Поскольку новые идеи разрушают привычное миропонимание ученых, они чаще всего находят понимание лишь у молодого поколения, не зашоренного рамками существующей науки. Известно, например, что работы Исаака Ньютона не признавались в течение нескольких десятилетий, а Чарльз Дарвин хотя и был убежден в истинности своих воззрений, но, тем не менее, не надеялся на понимание и поддержку опытных натуралистов. Макс Планк, один из основоположников квантовой теории поля, с грустью отмечал, что «новая научная истина прокладывает дорогу к триумфу не посредством переубеждения оппонентов, а скорее вследствие того, что рано или поздно они умирают и подрастает новое поколение, которое уже привыкло к новой научной доктрине».
Новая парадигма естествознания только тогда приобретает полноценный научный статус, если она удовлетворяет ряду требований:
1. Не противоречит законам естествознания и допускает возможность своей проверки.
2. Дает четкое представление о физической природе, причинности и периодичности протекания исследуемых ею явлений, процессов, событий. В противном случае научные изыскания превращаются в «блуждания в потемках» и легко могут сбиваться на ложный путь.
3. Позволяет осуществлять математическую алгоритмизацию проводимых на ее основе научных исследований, ибо, по словам Гегеля, «любая наука только тогда достигает своего совершенства, когда она породняется с математикой». Понятно, что математической алгоритмизации поддаются системы только тех объектов, для которых точно известны геометрические и физические параметры. Если иметь в виду Космос, то к таким объектам на сегодняшний день относятся планеты Солнечной системы и некоторые спутники планет. Если же иметь в виду объекты, расположенные за пределами Солнечной системы (например, используемые геофизиками при разработке «галактоцентрической парадигмы»), то ни о какой алгоритмизации научных знаний говорить не приходится. В этом случае возможно получение только качественных результатов.
4. Дает возможность прогнозировать события. Решение такой задачи становится реализуемым лишь при условии выполнения трех предыдущих условий.
5. Является простой по своей сути и доступной каждому для восприятия. По словам Эрнеста Резерфорда, «природа устроена очень просто, и для ученых — основателей новых теорий — нужно лишь уметь находить надежные средства раскрытия этой осложненной подробностями простоты». Все истинное чаще всего отвечает также и требованию простоты.
6. Отвечает условию преемственности знаний: новая парадигма не должна отрицать завоеваний прежних концепций, а лишь критически переосмысливать их, исходя из постулатов новой концепции.
7. По возможности базируется на общеприродных законах.

Характеристика
существующих
парадигм
естествознания
В настоящее время известны в основном две естественно-научные парадигмы, дающие ответ на вопрос о космических причинах, воздействующих на все земные события, — «астрологическая» и «солнечная».

«Астрологическая» парадигма
При мысленном обзоре всех известных ныне естественных наук нетрудно обнаружить, что только в астрологии планетам Солнечной системы придается доминантная роль в формировании самых различных событий и процессов на Земле. Астрология — это статистическая «наука», отражающая многотысячелетний опыт наблюдений людей за положением планет на звездном небе и ставящая в соответствие этому положению конкретные земные события, людские судьбы, исходы человеческих начинаний и т.п.
Слово «наука» мы взяли в кавычки, поскольку респектабельная наука не признает, и в известной мере вполне справедливо, за астрологией статуса научности, поскольку та на протяжении пяти тысяч лет своего существования остается целиком наблюдательной и до сих пор не в состоянии вразумительно ответить на вопрос о физической сущности связей, которые имеют место между движением небесных объектов и земными событиями. Тем не менее, многотысячелетний возраст парадигмы и ее динамическое развитие в условиях современного мира свидетельствуют о том, что в ней содержится зерно истины, иначе бы она уже давно прекратила свое существование. Негативные стороны этой парадигмы — отсутствие четкого понимания физического смысла связей небесных и земных объектов; невозможность разработки на ее базе математических алгоритмов; неспособность прогнозировать события на сколь-нибудь протяженные отрезки времени.

«Солнечная» парадигма
В разделе современной астрономии, называемом «солнечной физикой», также предпринимались энергичные усилия в оценке роли планет, в данном случае в возбуждении солнечной активности (СА). Как известно, в понятие СА входит целый комплекс процессов, происходящих на нашем светиле и наблюдаемых с Земли, — формирование пятен, вспышки, факелы, выбросы протуберанцев из хромосферы Солнца. Как правило, эти процессы взаимосвязаны между собой и происходят с одинаковой периодичностью.
Солнечные пятна, официально наблюдаемые уже около 250 лет в различных астрофизических лабораториях мира, служат очагами повышенной магнитной активности на поверхности нашего светила. Идущий от них поток заряженных частиц достигает Земли примерно через 1,0—1,5 суток после прохождения пятен через центральный меридиан Солнца и служит, согласно общепринятой сегодня естественно-научной парадигме, причиной формирования на Земле геомагнитных бурь и обусловленных ими многих негативных явлений, процессов, событий.
Основоположники солнечной активности были убеждены, что причиной пятен являются планетные движения, однако ни им, ни их многочисленным сторонникам и последователям так и не удалось установить физическую связь между движением планет и формированием солнечной активности.
Как это нередко бывает в науке, если при решении какой-то проблемы длительное время не удается надежно обосновать определенную точку зрения, то ее место занимает новая, подчас прямо противоположная, теория.
Так случилось и в данном вопросе. В середине прошлого столетия была предложена так называемая «эруптивная» (взрывная) теория СА, согласно которой планеты в пятно-образовательном процессе вообще не принимают никакого участия: внутри Солнца циклически, в среднем через 11 с небольшим лет, возникают процессы активизации, которые и обусловливают формирование пятен и других атрибутов СА. Хотя серьезного научного обоснования этой теории дано не было, она фактически приобрела статус общепринятой естественно-научной парадигмы, поскольку сняла с повестки дня загадочную и трудноразрешимую проблему происхождения солнечных пятен. Тем не менее и поныне целый ряд астрономов придерживается той точки зрения, что, в то время как источник реализации всех солнечных феноменов нужно искать внутри Солнца, распределение их во времени и на поверхности нашего светила следует приписывать влиянию планет.
Негативной стороной «солнечной» парадигмы является тот факт, что она не раскрывает физическую природу солнечной активности, вследствие чего не удается прогнозировать ее вариации даже на сравнительно короткие отрезки времени, а следовательно, и разрабатывать математические алгоритмы для описания этого процесса. Главной же «ахиллесовой пятой» солнечной парадигмы служит ее неспособность дать четкий ответ на вопрос, почему в истории возникали многолетние периоды времени, при которых на поверхности нашего светила практически отсутствовали пятна (Маундеровский минимум солнечной активности длительностью 67 лет (1645—1712 гг.); минимум Вольфа (1290—1347 гг.); минимум Шперера длиною 111 лет (1411—1522 гг.); малый минимум Дальтона продолжительностью 29 лет (1795—1824 гг.)), а в это же самое время на Земле происходили все те необычные явления и процессы, которые традиционно связывают с солнечной активностью? Это обстоятельство наводит на мысль о том, что, помимо обусловленных СА геомагнитных бурь, на земные события оказывают воздействие космические силы и иной природы.
С минимумами СА тесно связаны так называемые «космические ливни» — явления, во время которых в межпланетном пространстве многократно возрастает кометно-астероидная активность. Естественно, что, как и для минимумов СА, до сих пор остается нераскрытой физическая природа кометно-астероидной активности, и она не может прогнозироваться с помощью «солнечной» парадигмы.
Если принять во внимание, что современные геофизика, палеомагнитология, гляциология, сейсмология, вулканология и другие науки о Земле в своих исследованиях вот уже длительное время ориентируются на ныне господствующую естественно-научную парадигму, то станет понятно, что вопросы прогнозирования и математической алгоритмизации сегодня оказываются проблематичными почти для всего современного естествознания.
Итак, с середины XX столетия в условиях наметившегося кризиса в астрономической науке создалось парадоксальное, на наш взгляд, положение, при котором планетам, этим огромным объектам Солнечной системы, электрически заряженным и совершающим высокоскоростные сложные неравномерные движения в пространстве, ныне существующая естественно-научная парадигма отводит по сути роль безликих статистов, фактически не оказывающих никакого воздействия (кроме гравитационного) на различные земные процессы и события. А в то же самое время непризнанная наука астрология продолжает активно развивать и совершенствовать свои методы, свидетельствующие о наличии тесных связей между планетными движениями и земными событиями.
В связи с тем, что современное естествознание сталкивается со все возрастающим числом фактов, которые оно не в состоянии объяснить с помощью господствующей научной парадигмы и потому предпочитает просто не замечать их, сегодня все более очевидной становится правота французского физика Луи де Бройля, призывавшего периодически подвергать глубокому пересмотру научные принципы, которые признаны «окончательными».

Новая научная
парадигма
естествознания
В начале XX столетия Эрнест Резерфорд открыл «закон о единстве строения и подобии физических процессов в микро- и макромире», в соответствии с которым в центре атома располагается тяжелое положительно заряженное ядро, а вокруг него по эллиптическим орбитам с высокой скоростью обращаются практически невесомые отрицательно заряженные электроны. Каждый из них генерирует в окружающее пространство электромагнитную волну, период которой равен времени обращения электрона по собственной орбите. Вследствие эффекта интерференции волн в окружающем атом пространстве формируется электромагнитное поле с изменяющейся во времени напряженностью.
Такая же модель характерна и для Солнечной системы: вокруг нашего светила по эллиптическим орбитам обращаются электрически заряженные планеты, а вокруг планет — их спутники, причем каждый из них генерирует в межпланетное пространство электромагнитную автоволну с известным периодом. Таким образом, вся Солнечная система представляет собой электромагнитную среду, непрерывно заполненную волнами, в которой, по словам Николы Тесла, «все связи между явлениями, процессами, событиями могут устанавливаться исключительно путем разного рода простых и сложных волновых электромагнитных резонансов». Последние оказывают мощное воздействие как на все земные события, независимо от того, относятся они к живой или неживой природе, так и на все объекты Солнечной системы, включая и само Солнце.
Поскольку параметры орбитального движения планет и их спутников (периоды обращения, скорости движения, расстояния от центров обращения, эксцентриситеты орбит и др.), в отличие от параметров орбитального движения электронов в атоме, точно известны, имеется возможность аналитическими средствами описать процесс формирования резонансных циклов и оценить их влияние на земные события, оставаясь в рамках классической механики.
В качестве объектов нашего исследования взяты девять планет Солнечной системы и семь их крупнейших спутников, параметры которых соизмеримы с параметрами некоторых планет. Все они объединены одним термином — «космические объекты» (сокращенно КО), причем планеты пронумерованы в порядке их удаленности от Солнца (1 – Меркурий, 2 – Венера, 3 – Земля, 4 – Марс, 5 – Юпитер, 6 – Сатурн, 7 – Уран, 8 – Нептун, 9 – Плутон), а спутники проиндексированы, исходя из начальных (или конечных) букв их названий в русском языке: Л — Луна (спутник Земли); Т — Титан (спутник Сатурна); К — Каллисто, Г — Ганимед, Е — Европа, И — Ио (все спутники Юпитера); Н — Тритон (спутник Нептуна).
В соответствии с электромагнитной теорией Максвелла, каждый из шестнадцати электрически заряженных космических объектов при своем высокоскоростном неравномерном движении по эллиптической орбите генерирует в окружающее пространство незатухающую волну электромагнитной напряженности, период которой равен времени обращения КО по собственной орбите. Вследствие эффекта интерференции в межпланетном пространстве формируется результирующая волна, математически представляющая собой непрерывную кривую сложного вида, содержащую ряд резонансных точек, соответствующих моментам всплеска и падения электромагнитной напряженности.
Падение напряженности соответствует моменту, при котором планеты (в особенности планеты-гиганты Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун) сгруппированы преимущественно у афелийных точек своих орбит, иными словами, наиболее удалены от Солнца. Синхронно с этим происходит максимальное ослабление гравитационного воздействия планет на Солнце, что обусловливает снижение активности нашего светила, причем в особо неблагоприятных случаях формируются условия для зарождения минимума солнечной активности.
В моменты падения напряженности в межпланетном пространстве образуется «электромагнитный вакуум», обусловливающий снижение уровня атмосферного давления на Земле и целый комплекс связанных с этим явлений, процессов и событий. В частности, формируются условия, характерные для циклонической деятельности — проливные дожди, бури, ураганы, штормы, торнадо, цунами, возрастает сейсмовулканическая активность, учащаются шахтные взрывы и другие техногенные катастрофы. Усиливаются болезни, характерные для мокрой, холодной погоды — гипотония, хронические простудные, ревматические и легочные заболевания и др.
При глубоком электромагнитном вакууме прекращается активность Солнца, зато многократно усиливается кометно-астероидная деятельность. Огромное количество больших и малых тел, находящихся в поясе Койпера и в облаке Оорта, срывается со своих законных мест и устремляется в направлении нашего светила, чтобы пополнить его энергетику горючими материалами, необходимыми для протекания в полном объеме термоядерных процессов. Для планет внутренней группы, ближе расположенных к Солнцу, при этом возрастает вероятность формирования глобальных катастроф из-за столкновения с космическими телами достаточно крупных размеров. Каждая новая глобальная катастрофа Земли оказывается чреватой революционными пертурбациями — сменой геологической эпохи, коренной ломкой природы и фауны, горообразованием, сейсмо-вулканическими коллизиями и т.п.
Рост электромагнитной напряженности межпланетного пространства соответствует моменту, при котором планеты (в особенности планеты-гиганты Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун) сгруппированы преимущественно у перигелийных точек своих орбит, то есть ближе всего расположены к Солнцу. Синхронно с этим происходит максимальное усиление гравитационного воздействия планет на Солнце, что способствует росту активности нашего светила: формируются крупные пятна, чаще случаются вспышки и выбросы протуберанцев. В это время через усиленный поток заряженных частиц Солнце избавляется от избытка своей энергии, накопленной в процессе термоядерных реакций. На Земле возникают геомагнитные бури, сопровождаемые различными негативными явлениями, процессами и событиями. Из-за роста уровня атмосферного давления возникают условия, типичные для антициклонической деятельности — устойчиво жаркие погоды и засухи летом и усиленные морозы в зимнее время, повышение уровня Мирового океана вследствие интенсивного таяния льдов. Учащаются болезни, характерные для жаркой, сухой погоды — гипертония, лейкемия, сердечно-сосудистые заболевания, кишечные инфекции и др. В это время наблюдается ослабление кометно-астероидной и сейсмо-вулканической активности.
Несмотря на то, что вызванные планетными движениями вариации электромагнитной напряженности межпланетного пространства по своей силе не очень велики, их влияние на Землю весьма сильно, поскольку земные оболочки обладают очень неустойчивым равновесием, которое в равной мере присуще как живым, так и неживым системам. Вследствие этого свойства даже незначительные по силе изменения электромагнитных полей, происходящие за счет интерференционных эффектов, могут вызывать большие изменения во всех оболочках Земли — в литосфере, атмосфере и ионосфере. Слабые низкочастотные электромагнитные космические возмущения обусловливают не только метеорологические и сейсмо-вулканические коллизии, но непременно проявляют себя в биосфере и в организме человека. Наглядной иллюстрацией сказанного может служить атмосферное давление. Известно, что его снижение всего на 5%, с 760 до 720 мм ртутного столба, служит причиной зарождения мощных атмосферных циклонов, ураганов, увеличения сейсмо-вулканической активности, учащения шахтных взрывов, резкого ухудшения состояния здоровья людей и многих других негативных событий и процессов на Земле.
Фундаментальным для математического описания вариаций напряженности межпланетного электромагнитного поля служит понятие периода простого волнового космического резонансного цикла (ВКРЦ). Последний определяется как промежуток времени между двумя идентичными резонансными точками всплеска (или падения) на суммарной волне электромагнитной напряженности, образованной какой-либо парой космических объектов — двумя планетами либо планетой и спутником. Для этого цикла принято обозначение Рij, в котором на первом месте стоит начальная буква русского написания слова «резонанс»; на втором месте указывается номер планеты, обусловившей резонанс. На третьем месте может стоять цифра (от 1 до 9), если имеет место межпланетный ВКРЦ, или заглавная буква русского алфавита (Л, Т, К, Г, Е, И, Н), если речь идет о планетно-спутниковом ВКРЦ. Например, аббревиатура Р16 означает период межпланетного ВКРЦ, обусловленного резонансным состоянием планет Меркурий и Сатурн; аббревиатура Р4К — период планетно-спутникового ВКРЦ, обусловленного резонансным состоянием планеты Марс и спутника Юпитера Каллисто.
Благодаря тому, что периоды обращения планет и спутников представляют собой не случайную, разрозненную, а единую, согласованную систему, должны существовать множественные целочисленные связи между различными ВКРЦ.
Руководствуясь этим свойством, в результате кропотливого анализа мы вычислили с высокой точностью значения 23 межпланетных и 63 планетно-спутниковых простых ВКРЦ длительностью от 0,5 года до 127000 лет, а также 10 сложных ВКРЦ длительностью от 18 до 220 миллионов лет.
Волновые космические резонансные циклы имеют понятный математический смысл. Простой ВКРЦ численно равен наименьшему общему кратному для периодов обращения вокруг своих центров пары космических объектов — двух планет либо планеты и спутника. Сложный ВКРЦ представляет собой наименьшее общее кратное для нескольких простых ВКРЦ.
Сложные резонансные циклы нужны для расчета точных дат чрезвычайных событий, отстоящих во времени от нашей эпохи на сотни миллионов лет, по их ориентировочным значениям, известным современной науке.
С физической точки зрения, любой простой и сложный ВКРЦ следует трактовать как присущее Солнечной системе число, с непременным участием которого формируются события самого различного характера, — природные, техногенные, военно-политические и др. Ниже приведены (выраженные в земных годах) наиболее значимые простые межпланетные и планетно-спутниковые ВКРЦ, фигурантами которых служат планеты-гиганты Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и «агрессивная» планета Марс:
«Меркурий—Юпитер» Р15=1043,844976065; «Марс—Сатурн» Р46Д=1829,080001; «Меркурий—Сатурн» Р16=2592,28469953; «Венера—Юпитер» Р25=2657,1045129; «Земля—Юпитер» Р35=4306,002297604; «Венера—Сатурн» Р26= 6635,440365127; «Меркурий—Уран» Р17=7394,34432187; «Марс—Юпитер» Р45=8125,52573932; «Земля—Сатурн» Р36=10752,0744479; «Меркурий—Нептун» Р18=14492,1298409; «Земля—Нептун» Р38=58829,3262466; «Юпитер—Сатурн» Р56=127433,7792197; «Меркурий—Марс» Р14=157,997711543; «Венера—Марс» Р24=426,947055915; «Венера—Уран» Р27=18483,4166734; «Земля—Уран» Р37=32933,84919564; «Венера—Нептун» Р28=36910,8618505; «Марс—Уран» Р47=57834,221125; «Земля—Марс» Р34=679,0041723; «Венера—Земля» Р23=219,019134998; «Юпитер—Луна» Р5Л=348,591310342; «Юпитер—Титан» Р5Т= 188,652218275; «Юпитер—Каллисто» Р5К=197,506070014; «Юпитер—Ганимед» Р5Г=83,0356746405; «Юпитер—Тритон» Р5Н=69,6903774509; «Юпитер—Европа» Р5Е= 42,1234784154; «Юпитер—Ио» Р5И= 20,9861233286; «Сатурн—Луна» Р6Л=869,090020873; «Сатурн—Титан» Р6Т=469,194065919; «Сатурн—Каллисто» Р6К=491,096126787; «Сатурн—Ганимед» Р6Г=210,640849064; «Сатурн—Тритон» Р6Н=173,044032148; «Сатурн—Европа» Р6Е=104,618145144; «Сатурн—Ио» Р6И=52,1097086231; «Уран—Луна» Р7Л=2688,49441770; «Уран—Титан» Р7Т=1344,249048; «Уран—Каллисто» Р7К=1401,6067521; «Уран—Ганимед» Р7Г=588,105791449; «Уран—Тритон» Р7Н=493,695473; «Уран—Европа» Р7Е=298,351620; «Уран—Ио» Р7И=148,633862; «Нептун—Луна» Р8Л=4614,06721391; «Нептун—Титан» Р8Т=2471,87084745; «Нептун—Каллисто» Р8К=2801,39602063; «Нептун—Ганимед» Р8Г=1178,915195; «Нептун—Тритон» Р8Н=968,3839748; «Нептун—Европа» Р8Е=585,205616973; «Нептун—Ио» Р8И=291,526299562; «Марс—Луна» Р4Л=54,9150539891.
Владимир Сухарев,
доктор технических наук
г. Симферополь
Тел. +7-978-763-20-18
E-mail: sva731937@yandex.ua
Сайт: teoria-kverk.nethouse.ua
(Продолжение следует)

Добавить комментарий