Наука против истины?

5-2

Тема, затронутая в этой книге, не дает автору покоя в течение многих лет. Автор — профессиональный ученый в области астрофизики, отдавший этой науке более 50 лет трудовой деятельности.
Раньше мне казалось, что ничего прекрасней астрономии нет. Но с годами это мнение сильно изменилось. В годы моей молодости наука обладала высоким авторитетом, к ней относились как к одной из самых значимых областей человеческой деятельности. Например, специальности «физик-ядерщик», «археолог» или «космонавт» в сознании простых людей обладали такой же высокой социальной значимостью, как современные «олигарх» или «депутат». Занятие наукой было уделом тех, кто стремился познать природу, мир людей, самого человека, всегда видеть Истину в чистом виде, быть первым там, где только-только начинала приоткрываться завеса над ещё неведомым.
В то время в науку шли энтузиасты. Конечно, встречались среди ученых и карьеристы, и стяжатели, и сотрудники с чиновничьим складом ума. Но все же в массе своей научное сословие не было поражено вирусом наживы.
Однако к концу ХХ века мотивация для занятия наукой постепенно стала меняться на противоположную. Энтузиастов становилось меньше, а число карьеристов росло. Наука стала превращаться в средство зарабатывания денег, а постижение Истины и получение новых знаний стало отходить на второй план.
В значительной степени такой переориентации интересов способствовала укрепившаяся на Западе система грантового финансирования научных исследований. Вот суть системы.
Государство или какие-нибудь инвестиционные фонды выделяют деньги не самим научно-исследовательским коллективам (институтам), а неким специальным научным фондам-посредникам, которые определяют перечень главных научных направлений, а затем объявляют конкурс среди научных коллективов, готовых принять участие в разработке этих направлений или отдельных задач.
Но, как известно, кто платит, тот и музыку заказывает. Этот принцип, как ни странно, служит субстратом для проявления лженауки, в первую очередь — академической. Лженаука вьёт свои гнезда не только там, где невежество, но часто и там, где скрыт корыстный интерес ученых. Сейчас, в эпоху грантового финансирования исследований, жесткая конкуренция за получение гранта подпитывает этот самый интерес.
Применительно к науке этот принцип сработал так, что научно-исследовательские коллективы лишились возможности самим определять ориентиры научного поиска, самим направлять поисковый импульс на принципиально важные вопросы и предметы исследования. Взамен им предлагались готовые темы из списка, составленного фондами-посредниками. Свободный поиск в науке стал невозможен. Кто-то или что-то формировало список направлений, а НИИ были вынуждены либо принимать такие условия игры вместе с хорошим финансированием, либо проводить исследования за скромные бюджетные деньги местных финансовых органов.
Казалось бы, что в этой схеме подкармливания научных исследований есть своя логика. Мол, крупные НИ центры в передовых американо-европейских институтах, которые эксплуатируют самое дорогое оборудование и лучшие умы мира, имеют право пользоваться привилегией при распределении финансирования. А отдаленные, периферические НИ центры, чей вклад в науку a priori не может быть значимым, могут довольствоваться скудными местными бюджетами.
Как увидим дальше, такой подход ограничивает свободу научного слова и ведет к сильным перекосам в выборе исследовательской стратегии.

С середины прошлого века отчетливо проявились попытки ограничения и даже запрета на некоторый вид исследований. Хорошо известен Розуэловский инцидент 1947 года, связанный с разбившейся летающей тарелкой с предполагаемыми «инопланетянами». Тогда внутри корпуса аппарата были обнаружены трупы антропоморфных существ. По многим признакам, разбившийся летательный аппарат явно был внеземного происхождения. Можно было думать, что это событие служит неоспоримым доказательством посещения Земли внеземной цивилизацией, а его изучение откроет перед землянами перспективу контакта с инопланетной культурой. Однако Министерство Обороны США выпустило лживый пресс-релиз, в котором утверждалось, что упавший предмет был всего лишь экспериментальным шаром-зондом, неудачный запуск которого закончился падением.
Автор не утверждает, что упавший аппарат был внеземного происхождения, а им пилотировали инопланетяне. Нет. Автор ставит вопрос по-другому: должно было быть проведено открытое, многонациональное, разностороннее исследование этого случая, поскольку ответ «да» или «нет» слишком много значит для судьбы всего человечества. Но… Все артефакты этого происшествия и относящиеся к нему документы были изъяты спецслужбами. Научное исследование этого феномена в дальнейшем оказалось невозможным. Власть наложила табу на эту тему.
Приблизительно в это же время в общественном мнении вызрела другая проблема, связанная с возрастом самой большой египетской пирамиды Хеопса. Официальная наука утверждала, что пирамида Хеопса была построена автохтонным населением Древнего Египта за 4500 лет до нашего времени. Сейчас такое утверждение вызывает серьёзную критику. Она основана на неспособности официальной науки ответить на множество вопросов, главный из которых: как за такой короткий срок древние строители могли вырезать, транспортировать, отшлифовать 2300000 каменных блоков, не имея ни железных инструментов, ни соответствующей строительной инфраструктуры?
Реакция науки, а, скорее всего, её беспомощность выразились в том, что был введен негласный запрет на критику официальной точки зрения. После этого возможность опубликовать в академических научных журналах альтернативные гипотезы была практически сведена к нулю. Почему академическая наука скрывает от нас нашу же историю?
По всему миру от стран Латинской Америки до южных районов азиатской части России ученые находят мегалиты («мега» — «большой», «лит» — «камень»). Вес многих превышает десятки и сотни тонн. А в отдельных случаях превышает тысячу тонн!
Многие из мегалитов обработаны, причем им приданы правильные, а в некоторых случаях почти идеальные геометрические формы. Часть мегалитов подверглась дальней транспортировке, поскольку таких пород нет в местах их теперешнего нахождения. Таков, например, тщательно обработанный, прямоугольный в сечении блок, размеры которого 21,7 х 4,4 х 4,2 м, найденный около Баальбека (Ливан). Легко подсчитать, что его вес не менее 1400 тонн. Поскольку изготовление и перемещение таких объектов требует высокого уровня строительных технологий никак не ниже современного, то возникает вопрос: кто, каким образом и для чего готовил такие «каменные головоломки» современным историкам?
Этот факт удивителен сам по себе, но не менее удивительно то, что ни один академический научный журнал не осмелился опубликовать статью с четким выводом о том, что в древности существовали и оставили свои следы неизвестные нам цивилизации. Что они пользовались технологиями обработки камня, не уступающими современным.
Но лукавит не только историческая наука. Физики вместе с биологами молчат по поводу биополя. А если и не молчат, то только тогда, когда безапелляционно, без оглядки на факты, на результаты сотен экспериментов отрицают существование биополя. Тогда как во многих убедительных и грамотно поставленных экспериментах доказано, что живые существа могут бесконтактно обмениваться информацией на физиологическом, психическом и даже генетическом плане. Причем передача информации между генетически связанными биологическими объектами может осуществляться на расстояниях в сотни и тысячи километров.
Но академическая наука отрицает возможность полевых взаимодействий между живыми объектами. Отрицает тупо, упрямо, не считаясь с фактами. Почему? Кому и чем грозит признание биополя как предмета научных исследований? Наука могла бы отвергнуть гипотезу биополя, если бы её ученые тщательно искали это поле во всех возможных проявлениях, но не нашли бы его. Вот тогда можно было бы отрицать биополе. Но наука даже не пыталась его обнаружить, поскольку ортодоксы понимали, что обнаружение биополя обязательно повлечет за собой необходимость признания новых фундаментальных взаимодействий в дополнение к четырем известным. А это уже грозит революцией в физике. Кто же на это осмелится?!
Не хочет наука также выяснять, каким образом на злаковых полях в разных странах мира появляются так называемые «круги». По-научному они называются «глиптами». Глипты — это рисунки, фигуры, изображения, иногда с очень сложным орнаментом, которые создаются путем художественной укладки злаковых колосьев. Их происхождение остаётся до сих пор загадкой. Хотя есть несколько свидетельств, что глипты возникают за считанные секунды без признаков присутствия людей, техники или животных. Некоторые из них содержат закодированную информацию, расшифровка которой наводит на мысль о том, что нечто внеземное беспокоится о будущем всего человечества. Но даже если это не так, разве не достойна самого тщательного исследования загадка, каким образом миллионы колосьев пшеницы почти мгновенно изгибаются так, что в совокупности создают красивейшие изображения иногда площадью в несколько гектар? И какой мастер это делает?

В академической науке с каждым годом возникает все больше и больше безответных вопросов. Почему, например, ни в одном академическом или университетском издании нельзя встретить критику Общей Теории Относительности (ОТО)? С другой стороны, десятки неакадемических публикаций, большая часть которых представлена в журналах открытого доступа или в Интернете, указывают на неполноту этой теории, на неубедительность аксиоматики и даже на её ошибки. Но, оказывается, обсудить вопрос о полном согласии ОТО с истиной на страницах научных журналов, кичащихся своей строгостью, нельзя. Ни один ортодоксальный физический журнал не будет даже рассматривать критическую рукопись, будь она представлена в журнал. Кто запрещает критику ОТО, кому критика ОТО жжет глаза? И как с научной этикой сочетается запрет критически оценивать в науке её же результаты? Единодушие, с которым академический истеблишмент в разных странах не позволяет критиковать ОТО, со всей очевидностью указывает на корпоративный сговор. Кому это нужно и с какой целью?
Дальше — больше. Более 100 лет назад эксперименты величайшего физика-экспериментатора ХХ века Николы Тесла (1856—1943) потрясли весь мир. Этот кудесник в области электричества изобрел способ получения электроэнергии из ничего. К тому же, он продемонстрировал способ передачи этой энергии без проводов на большие расстояния. Его приборы работали. Это задокументировано в свидетельских показаниях и в кадрах кинохроники. Его современники по наивности полагали, что открытия Теслы осчастливят человечество, снабдив всю нашу цивилизацию безграничной даровой энергией. Не будет нужды в шахтах, нефтяных бурильных скважинах, тысячекилометровых газопроводах, в линиях электропередач…
Увы! В последние годы жизни Тесла лишился лаборатории и оборудования, а после его смерти вся техническая документация попала в ФБР и бесследно исчезла. Почему Большая Наука, достижениями которой так гордятся академики и иже с ними, пальцем не пошевелила, чтобы продолжить и расширить работы великого экспериментатора? Да потому, что на вопрос, откуда берется энергия, питающая его установки, Тесла отвечал: «Из эфира». Апологеты корпоративной физики из кожи лезут вон, стремясь убить в сознании грамотных людей всякое упоминание об эфире. Его, по мнению ученых-отрицателей, нет, потому что и быть не может! Поэтому эфир в «строгой» науке помечен печатью ТАБУ.
Этой же печатью помечено понятие «торсионное поле». Оно существует в представлении многих неортодоксальных ученых, но для ученых-ортодоксов его как бы не существует. Реальность нового поля доказана разными экспериментами, проведенными учеными-энтузиастами. Оно меняет свойства металлов в расплавах. После облучения мышей торсионными генераторами изменялись физиологические показатели всей популяции. Под его воздействием изменяется скорость оседания эритроцитов и многое другое. Но случилось так, что ученые-торсионщики были осмеяны и оклеветаны, а термин «торсионное поле» принимает в устах ортодоксов ярко отрицательную окраску.
Немалую роль в истории уничтожения торсионных исследований в СССР и России сыграли академики из АН СССР, а затем из Российской Академии Наук (РАН). Для борьбы с этим перспективным направлением в 1997 году в России под эгидой РАН была создана так называемая «Комиссия по борьбе с лженаукой» (далее КБЛ). Свой откровенно реакционный интерес борьбы с научным инакомыслием Комиссия прикрывала лозунгом борьбы с гадалками, шаманами, астрологами, экстрасенсами, предсказателями и т.п. Однако остриё её деятельности было направлено против диссидентов в науке.
Александр Пугач,
астроном
г. Киев
pugach@yandex.ru
(Окончание следует)

Из неизданной книги
«Наука против истины»

Добавить комментарий