Видение под грифом «секретно»

7-8

Похождения бездомного художника

…Растение издало вопль. Конечно же, это был вопль, который регистрировали лишь электронные самописцы полиграфа, подсоединенного к нему. Но факт оставался фактом: растение драцена Массанжа реагировало резким всплеском физиологической активности на мысли человека, который представлял, что нанесет ему вред. Этим человеком был Инго Сванн, нью-йоркский художник. Его пригласил в свою лабораторию на Бродвее Клайв Бакстер, один из ведущих американских и мировых специалистов в области применения полиграфа (детектора лжи), для проведения опытов по телепатии с растениями.
Сам же эксперимент состоял в следующем. Инго Сванн, войдя в комнату с растением, на котором стояли датчики, должен был начать представлять, что он сейчас поднесет спичку к одному из листьев растения и начнет его жечь. И… О Боже! Растение реагировало на мысли человека бурным всплеском физиологической активности. Всплеск был такой мощный, что игла полиграфа явно зашкаливала. Бакстер попросил художника еще и еще подумать о поднесении горящей спички. Растение продолжало реагировать на это все тем же всплеском, но со временем всплески эти становились все умеренней, пока совсем не сошли на нет.
— Что это значит? — недоуменно произнес Инго Сванн. — Оно поняло, что я разыгрываю его и на самом деле не собираюсь сжигать его? Растение явно демонстрировало то, что принято называть «кривой научения».
В ответ на этот вопрос Клайв предложил ему продолжить и взять другой тип повреждающих растение представлений.  Тогда Инго Сванн представил, что льет на растение кислоту, и всплеск активности полиграфа повторился с новой силой. Однако в результате эта вредоносная мысль вызвала к жизни почти ту же самую «кривую научения». Растение опять со временем научалось понимать, что угроза не реальна.
Все это происходило в сентябре 1971 года. Это было время, когда безработный художник Инго Сванн, кочуя из одной лаборатории в другую, становился объектом и субъектом различных, все более неожиданных для него, парапсихологических экспериментов.
Помимо опытов с растениями в лаборатории Бакстера, он участвовал в экспериментах Американского общества парапсихологических исследований, где он стал испытуемым в серии экспериментов по восприятию скрытых от него объектов посредством внетелесного опыта. Успех этих экспериментов принес ему  определенную известность в кругах, занимающихся исследованием парапсихических феноменов.
В том числе он был приглашен и Гертрудой Шмейдлей, возглавляющей лабораторию Сити-колледжа для проведения экспериментов по психокинетическому воздействию на термисторы. После того как Инго Сванн начинал состредотачиваться на термисторе, было зафиксировано телекинетическое изменение температуры термистора и, таким образом, переведение его во включенное состояние.
Вся череда успешных экспериментов, проведенных нью-йоркским художником в различных лабораториях, снискала ему славу человека, способного на многое.
Между тем, телекинетическими способностями Инго Сванна заинтересовался физик Харольд Путхофф, известный специалист в области лазерной электроники. Он пригласил Инго в Стэнфордский исследовательский институт, являющийся подразделением  всемирно известного Стэнфордского университета в Калифорнии, для проведения исследований.
Первый эксперимент с Инго Сванном решено было провести с целью исследования его возможности воздействия на работу точной аппаратуры. Это был эксперимент с магнетометром, размещенном в одной из лабораторий Стэнфорда. На тот момент магнетометр был точнейшим в мире прибором для обнаружения кварков, тогда еще (в 1972 году) гипотетических частиц.  Он представлял из себя очень дорогостоящий высокотехнологичный прибор и был знаменит своей защищенностью от любых, самых ничтожных, воздействий извне. Этот прибор имел несколько степеней защиты: он был заключен в алюминиевый контейнер, окружен медной электростатической оболочкой и также имел слой защиты из сверхпроводящей оболочки. При этом он был окружен толстым слоем бетона и захоронен в землю на полутора метровой глубине от поверхности пола.  Таким образом, предполагалось, что этот прибор невозможно потревожить извне.
И вот Холл Путхофф решил предложить Инго Сванну попробовать психокинетически воздействовать на показания магнетометра, чтобы добиться отклонения стрелки, которая уже много лет находилась в неподвижном состоянии в ожидании появления гипотетических кварков, которые пока так и не появились. Для наблюдения за ходом проведения этого эксперимента собралась научная элита Стэнфорда, разумеется, настроенная глубоко скептически к существованию подобного рода эффектов.
Когда Путхофф и Сванн прибыли в лабораторию, где находился дисплей с показаниями магнетометра, вся публика была уже в сборе. После представления научной элите Стэнфорда Инго Сванна и описания целей эксперимента Холл Путхофф предложил Сванну потревожить магнетометр.
«Где он?» — спросил Сванн.  «Он под землей, экранированный сверхпроводящей оболочкой», — ответил Путхофф. «Я хотел бы для начала взглянуть внутрь него», — сказал Сванн и решил для начала просто ознакомиться с прибором, погрузив свой внутренний взор в то место под полом, где был магнетометр. При этом, по его словам, он пока не ставил задачу воздействия на него. Но как только попытался направить свое внимание на магнетометр, в окружающей публике раздались удивленные возгласы: стрелка магнетометра, мертво молчавшего уже несколько лет, внезапно продемонстрировала внезапное существенное отклонение от нуля. Инго Сванн и сам был изумлен, так как он и сам не ожидал подобного эффекта, причем отклонение стрелки произошло еще до того, как он пытался предпринять реальную попытку воздействия на магнетометр.
На вопрос Путхоффа о том, что он сделал, Сванн ответил, что он лишь посмотрел на прибор. «Посмотри еще», — попросил тот его. И Инго проделал то же самое еще раз. Стрелка опять дала отклонение.
Наблюдая все это, лаборант, который отвечал за исправность прибора, вдруг воскликнул: «Стоп, что-то не так с моим прибором!» И он засуетился, полагая, что прибор неисправен.  Толком не понимающий, что происходит, Инго Сванн проделал то же самое несколько раз на глазах у изумленной публики и каждый раз ему удавалось изменить показания прибора. Публика завороженно молчала…
Впоследствии Путхоффом  было предложено объяснение подобного эффекта. Он полагает, что на отклонении стрелки сказался квантово-механический эффект присутствия наблюдателя в эксперименте.  Исходя из знаменитого соотношения неопределенностей Гейзенберга, сам факт наблюдения прибора как бы фиксирует его положение в пространстве, оставляя тем самым неопределенность в импульсе, которая и могла проявиться в отклонении стрелки.
Наверное, как всегда, существует много версий, подводящих теорию под подобные опыты. Но, возможно, не это является в данном случае решающим — решающим является сама способность человека воздействовать дистанционно на объекты неживой природы.

Переполох в Пентагоне, или Ясновидящие в погонах

Через две недели после этого эксперимента на Путхоффа вышли люди из ЦРУ и предложили сотрудничество в разработке парапсихологической тематики. Они пояснили, что зародилась эта идея в недрах разведывательного ведомства, потому что произошла утечка информации из Советского Союза, свидетельствующая о том, что Советы довольно интенсивно в секретном режиме исследуют парапсихологические феномены и возможность их применения в военных целях. Стало известно, что они тратят на исследование данной темы миллионы долларов в год, привлекая лучших специалистов из различных областей науки. Все это довольно сильно всполошило и привело в  замешательство руководство ЦРУ и оборонное ведомство. Ведь в американских научных и военных кругах в то время никто даже не рассматривал всерьез само существование данных феноменов — не то что какое-либо их практическое применение.
Вот поэтому Харольд Путхофф, лазерный физик с безупречной репутацией и авторитетом серьезного исследователя, получил предложение возглавить этот довольно необычный секретный проект, связанный с парапсихологией. Люди из ЦРУ сказали, что их не интересует психокинез — их интересует дистанционное видение. Конечно же, американские спецслужбы интересовало в первую очередь все то, что могло дать хоть какую-то возможность получать информацию о секретных советских военных объектах.
Люди из ЦРУ обратились к Путхоффу с просьбой продемонстрировать им на практике возможность дистанционного восприятия объектов. Путхофф в свою очередь попросил Инго Сванна сделать это, и тот согласился.
Пару дней агенты ЦРУ потратили на приготовление разных конвертов и коробок со скрытыми целями для восприятия. Во время первого эксперимента Инго попросили описать то, что находится в запечатанном конверте. Он сказал, что то, что он видит, похоже на лист, но только этот лист движется. Оказалось, что это была бабочка, и Сванн довольно точно описал ее контуры, при этом ошибочно назвав ее листом.
В целом Инго Сванн показал высокие результаты тестов, и затем были проведены эксперименты с другой ясновидящей — Хелой Хемет. После серии этих экспериментов руководство ЦРУ дало добро на первый проект в данной области пока еще с небольшим бюджетом в 50 тыс. долларов. Главными организаторами его стали Холл Путхофф и его коллега Рассел Тарг. Так зародилось то, что было названо «Дистанционное Видение» (Remote Viewing).
Началась серия экспериментов с запечатанными конвертами, с коробками, содержащими  различные предметы, в которые должен был проникать всевидящий взор вьюэра (вьюэр — человек, способный к Дистанционному Видению; от английского view — рассматривать). Однако Инго Сванн во время одного из таких экспериментов произнес: «Сколько можно открывать коробки, давайте откроем двери!» Уверенный в себе безработный художник предлагал выйти за стены лаборатории и уверял, что он способен увидеть все на Земле в любой ее точке и не только на Земле, но и в космосе.
И вот во время одного кофе-брейка как бы в шутку было решено попробовать «выйти за пределы лаборатории», чтоб затем вернуться к продолжению «серьезных экспериментов». Один из сотрудников побывал в месте, находящемся в некотором отдалении от лаборатории. О том, что это за место, никто, кроме него, не знал, и там он сделал зарисовку того, что видел вокруг себя. Инго, находясь в это время в лаборатории, также сделал зарисовку того, что видел этот человек во время кофе-брейка. Когда тот вернулся, рисунки Инго и покидавшего лабораторию сотрудника сопоставили, и все, кто их видел, были вынуждены признать, что они очень хорошо соответствовали друг другу. Кураторы проекта от ЦРУ были очень воодушевлены, узнав о положительных результатах экспериментов, проходивших за дверьми лаборатории. С этих пор похожие методы работы стали широко применяться в лаборатории Дистанционного Видения.
Юрий Пичугин
г. Москва
е-mail: distvid@yandex.ru
(Продолжение следует)

ОБ АВТОРЕ

Юрий Пичугин — психолог, вьюэр, целитель, коуч, специалист по танцедвигательной терапии, исследователь измененных состояний сознания и их влияния на экстрасенсорные способности человека, руководитель проекта «ExtraVision», член Международной ассоциации Дистанционного Видения (International Remote Viewing Association).
Занимается темой около 20 лет, создатель метода получения экстрасенсорной информации посредством симультанного синтеза, создатель метода интерпретации символов фотографий.
Первый и единственный человек в России, который прошел обучение в США непосредственно у создателей этого метода: Рассела Тарга, у вьюэра №1 в США Джозефа Макмонигла, у одного из ведущих тренеров и одного из главных участников «StarGate» Леонарда Букэнэна, у Лори Уильямс и Талии Шафир, главного ассистента руководителя проекта «StarGate» («Звездные Врата»).

Добавить комментарий