Наука против истины?

6-2

Окончание.
Начало в №5/2016

Официальная наука отрицает телегонию. Это такое явление, когда, например, белая женщина, никогда не изменявшая своему белому супругу, может родить чернокожего ребенка. Понимание этого явления невозможно без признания того факта, что генетическая информация может передаваться не обязательно биологическим путем, что возможна передача информации через еще не известные поля, т.н. «тонкие энергии». Эта энергия не имеет определения в терминах физической науки, поскольку представляет собой разновидность биополя. Но мы уже выяснили, как наука относится к биополю. Поэтому понятно, почему телегония не входит в список научно-исследовательских тем.
А ведь есть неоспоримые доказательства существования тонких энергий, которыми активно пользуются биологические организмы. Один из лучших примеров — это эксперименты советского врача Г.С. Шаталовой. Она доказала, что духовно продвинутые люди могут длительное время расходовать на свое жизнеобеспечение гораздо больше энергии, чем получают её с пищей. При этом их физиологические и психические показатели сохраняются нормальными.
Можно было предполагать, что ученые, заинтересованные в духовном прогрессе человечества, должны были броситься на исследование шаталовского феномена. Ведь речь шла о возможности во много раз сократить потребление пищевых продуктов. Распространение этого опыта на миллиарды людей сулило бы человечеству невообразимую выгоду. Отпала бы необходимость в производстве, переработке и хранении неисчислимых тонн пищевых продуктов в год, улучшилось бы здоровье людей, частично восстановилась бы экология. Но нет! Отрицатели не поверили экспериментам Галины Сергеевны, поскольку такого «не может быть». А те, кто все-таки поверил Шаталовой, испугались её выводов, поскольку выводы противоречили современной материалистической доктрине.
Кондовый материализм ортодоксальных ученых стал препоной на пути признания возможности людей питать себя не мясом и пивом, а светлыми космическими энергиями, наполняющими окружающее нас пространство. Примерами могут быть индийские йоги.
Почему бы медицине не исследовать проблему «лучистого питания», обещающего так много благ всему человечеству? Кто противится этому?
С проблемой лечения и питания связана другая медицинская проблема: как снизить лекарственное отравление пациентов? Показатель мирового потребления лекарственных препаратов, в том числе опасных и сильнодействующих, неуклонно возрастает со средней скоростью 5% в год. Надежда избавиться от фармакологической зависимости блеснула тогда, когда появились первые заявления о памяти воды. Оказалось, что лечебные свойства многих лекарств можно записывать на обыкновенную воду. После этого ее можно применять как исходное лекарство и получать тот же эффект. То есть вместо таблетки — несколько глотков воды с тем же самым лечебным результатом. Не нужно иметь особое воображение, чтобы представить себе, какую фантастическую пользу могло бы принести это открытие всему человечеству. Здоровая жизнь без лекарств? Об этом раньше могли мечтать только фантасты.
Но академические отрицатели быстро подрезали крылья этой смелой идее. Сообщения о памяти воды были с высоких академических трибун объявлены печальной ошибкой эксперимента, а на исследование этой темы было наложено табу. Этот пример еще раз доказывает, что ортодоксальная наука во многих случаях просто не хочет видеть истину или же упрямо ее игнорирует.
Можно еще много рассказывать о том, как академическая наука, преследуя корпоративные интересы, отстаивает свою внутреннюю позицию вопреки фактам, противоречащим этой позиции. Они утверждают невозможность предсказания будущего, хотя многие пророки абсолютно точно описали грядущие события (вспомним хотя бы петричскую Вангу); не хотят проверять истинность сообщений о прошлых воплощениях людей, хорошо помнящих предыдущую жизнь; их не интересует информация о посмертном состоянии пациентов, переживших клиническую смерть. Официальная наука до сих пор придерживается убеждения, что жизнь на Земле зародилась сама по себе случайным образом, а человек произошел от обезьяны. Наука, своим существованием призванная открывать Истину, на самом деле делает многое для того, чтобы отойти от своего прямого назначения.
Конечно, не следует думать, что академическая наука стоит на месте. Прогресс есть, и он выражается в техническом оснащении научных исследований и в открытии небольших «истинок», не имеющих принципиального значения для процесса познания в целом. По большому счету эти маленькие «истинки» не всегда можно назвать научными, поскольку они более всего связаны не с фундаментальными знаниями, а с новыми технологиями. Наука ведет нас к малым истинам, но уводит от больших.

В мировом научном процессе сосуществуют две познавательные тенденции. Одна из них заключается в стремлении получить и сохранить такие знания, которые подкрепляют сложившуюся систему взглядов на мироустройство. Все другие знания, не соответствующие этой цели, либо просто игнорируются, либо скрываются или даже уничтожаются. Например, официальная наука утверждает, что гомо сапиенс стал изготавливать железные орудия труда всего лишь в начале первого тысячелетия до новой эры. Поэтому предметы из железа или других более сложных металло-композиционных сплавов, во множестве находимые шахтерами разных времен в песчаных отложениях возрастом в несколько миллионов лет, считаются чем угодно: фальшивкой, ошибкой интерпретации, сознательным обманом и т.п., но только не реальным фактом! Многие из подобных находок сознательно уничтожаются или со временем бесследно исчезают в тайных хранилищах. Признание существования таких древних железных изделий в качестве научного факта было бы равносильно закладыванию мощной мины под фундамент исторической картины мира, которую академическая ортодоксальная наука строила несколько столетий. По этой причине ученые ведущих мировых университетов и академий, усилиями которых складывалась урезанная история человеческой эволюции, по молчаливому согласию не воспринимают такие артефакты и стремятся удалить все воспоминания о них. В сознании людей искусственно создается ложное мнение, что такие артефакты вообще не существуют.
Такая ситуация складывается во многих естественных и некоторых общественных науках.
Совершенно очевидно, что ведущим мотивом в работе ортодоксальных ученых становится не стремление к истине, а защита группового интереса или, точнее, КОРПОРАТИВНЫЙ СГОВОР с целью сохранить незыблемыми либо отдельные положения в какой-либо конкретной науке, либо всю сложившуюся научную парадигму в целом.
К счастью, в самой научной среде и в среде широко мыслящих интеллигентов зародилось и ширится сопротивление такому предвзятому отношению к имеющимся артефактам, которые допускают возможность альтернативного толкования. В примере с железными орудиями такой альтернативной точкой зрения может быть гипотеза о существовании на Земле ранних технологических цивилизаций, опередивших наше время на миллионы лет.
Исследователей, не согласных с общепринятыми взглядами и выступающих со своими оригинальными предположениями, называют «альтернативщиками». Причем «альтернативщики» — не какие-то дилетанты-самоучки, неучи или изгои науки. Это хорошо подготовленные в своей области специалисты, многие из которых работают в научных учреждениях и имеют вполне заслуженные высокие научные степени и звания. Но они видят мир несколько шире или под другим, нестандартным углом зрения, поэтому их взгляд на мир представлен другой, альтернативной точкой зрения, отличной от той, которую так бережно охраняет академическая наука. Они, как правило, структурно не объединены ни в какие научные институции, а представляют неформальную группу, преследующую цель противостоять интересам корпоративной науки.
Назовем условно такое духовное объединение словом «груальт» — сокращенно от «группа альтернативщиков». Тогда антиподом груальта будет КОРпорация УЧеных ОРТодоксов, сокращенно «коручорт». Представителей этих двух противоположных групп будем соответственно называть «груальтами» и «коручортами». Боевую расстановку этих сил можно обрисовать следующей мысленной схемой.
Коручорты за последние несколько столетий из подходящего им научного фактологического материала и основанных на нем гипотез соорудили свою Цитадель Ортодоксального Знания, оградив её со всех сторон сплошной защитной стеной. Каждый из участков этой стены укреплен своей собственной сторожевой башней, названия которых — «история», «физика», «антропология», «биология», «археология» и т.п. Каждая часть стены сложена из тщательно отобранных фактов науки, которые относительно неплохо прилегают друг к другу, придавая стене гладкость и необходимую прочность. Те факты науки, которые из-за своих острых выступов не могли быть вложены коручортами в защитную стену, были выброшены за пределы Цитадели.
Кроме защитной стены Цитадель имеет ещё и защиту сверху. Тут её прикрывает сеть корпоративных научных журналов, каждый из которых упрямо твердит, что Цитадель нерушима, что основание из надежных фактов незыблемо, а все те, кто не согласен с этим — лжецы, неучи, фальсификаторы и даже враги науки.
Груальтам повлиять на эту информационную защитную сеть невозможно, поскольку от внешней критики она защищена командой отобранных и проверенных рецензентов, жестко отгоняющих груальтов, пытающихся вложить свой острый камень в основание Цитадели. Поэтому груальтам ничего другого не остается, как постепенно, декада за декадой подбирать отброшенные коручортами факты и из них создавать свою стенобитную машину. Ей отведена роль разрушителя защитной стены Цитадели, она должна создавать в стене трещины и ниши, куда можно было бы вложить факты из арсенала груальтов. Поскольку эти факты никак не согласуются или даже противоречат фактам, ранее заложенным в стену коручортами, то прочность стены ослабляется. Трещины и расселины как раз появляются около тех сторожевых башен, названия которых перечислены выше. Несмотря на появление нескольких значительных трещин, в целом стена еще крепка и успешно противостоит натиску груальтов.
Теперь отвлечемся от фантазий и посмотрим на мир реальными глазами.
Коручорты отказали груальтам в праве называться учеными и часто присваивают им обидные клички. Но это не соответствует действительности, поскольку груальты — такие же ученые, инженеры и просто образованные люди, имеющие свое собственное, а не индуцированное средствами массовой информации, мнение. Для выражения этого мнения груальтам нужна свобода слова, но как отмечалось выше, доступ в коручортовские, т.е. академические научные журналы, для них закрыт. По крайней мере, так было еще лет 10 назад. Но новое время несет новые возможности. Сегодня груальты создают свою мировую информационную систему в виде множества электронных журналов свободного доступа. Эти журналы не контролируются коручортами и любая статья, соответствующая принципу научности, там может быть опубликована. Эта возможность усиливает наступательную мощь груальтов и ослабляет позиции их противников.

Приблизительно так выглядит грубая схема противостояния груальтов и коручортов. Чем оно может быть вызывано? В какой-то степени — объективными законами, в частности, законом естественной борьбы нового со старым. Для нового строительства необходимо очистить место от старого хлама. Такая борьба, по-видимому, происходит на всех других планетных системах Галактики, поскольку именно она обеспечивает возможность эволюции.
Однако в нашем земном противостоянии наверняка присутствуют и субъективные мотивы. Хорошо известно, что не все ученые — бескорыстные искатели истины. В науке идет не только борьба за истину, но борьба за финансирование, признание, авторитет. Поэтому наверняка в каждом противостоящем лагере есть те, кто хочет занять более высокие позиции в этой борьбе, и те, кто не хочет поступаться этими позициями, независимо от того, какой ценой они достигнуты. Это есть, и отрицать это невозможно.
Но… Автор поставил своей целью показать своей книгой, что указанные выше меркантильные мотивы — это всего лишь поводки, дергая за которые внешние, совсем не научные силы руководят процессом познания в глобальном масштабе, ведя науку к исследованию малых истин, чтобы увести ее от больших. Эти силы выступают под маской благодетелей, организующих всякие фонды, научные центры, поддерживая мировые академии и университеты, финансируя издание научных журналов. Они взяли контроль над мировой наукой, утвердив во главе этих институций своих ставленников — коручортов, задача которых не способствовать объективному познанию мира, а сдерживать этот процесс. Появление этих сил уходит в очень далекие времена и затрагивает области космического пространства уже не планетарного, а галактического масштаба. Вот в этом состоит идея написания книги…
Александр Пугач,
астроном
г. Киев
pugach@yandex.ru

Из неизданной книги
«Наука против истины»

Добавить комментарий